elektronik sigara Почему предприятие не сможет работать по 275-ФЗ

A+ A A-

Почему предприятие не сможет работать по 275-ФЗ

Оцените материал
(21 голосов)

ПОЧЕМУ ПРЕДПРИЯТИЕ НЕ СМОЖЕТ РАБОТАТЬ ПО 275-ФЗ

Почему наше предприятие (малое  по доходам и среднее по численности персонала — 165 чел.), не входящее в сводный  реестр организаций ОПК, продукция  которого не подпадает под госрегулирование по  цене, на  котором не ведётся  лицензированное производство, не имеется секретного делопроизводства (нет  лицензии ФСБ), выпускающее продукцию  общепромышленного назначения (конденсаторы и  варисторы) не может работать  (производить поставки в  адрес Головных  исполнителей) в  рамках изменённого  Федерального закона «О  государственном  оборонном заказе»? Замечу, это актуально  и  для множества других предприятий,  ранее добросовестно выполнявших обязанности поставщиков по ГОЗ.

В ближайшее время, очевидно, произойдёт очередная корректировка Федерального закона №  275 — ФЗ «О  государственном оборонном заказе», поскольку  действующая редакция нежизнеспособна  и  может развалить оборонную промышленность, как и  прочую ещё живую промышленность. Коротко о  нашем предприятии. ООО  «Завод высоковольтных электронных компонентов «Прогресс» расположено в Республике Коми (местность, приравненная  к  районам Крайнего Севера), производит  электронную продукцию — конденсаторы  и варисторы (более 200 000 изделий в год,  2500  номиналов изделий). Изделия общепромышленного назначения, используются также в ОПК. Предприятие на протяжении 13 лет осуществляет поставки в том  числе и Головным исполнителям ГОЗ.

Номенклатура наших изделий только  на 10% обеспечивается Российскими производителями. 90% — импортные электронные комплектующие. Потребителями нашей продукции являются около 400  предприятий РФ, из  них —  90  головных исполнителей и  исполнителей государственного оборонного заказа.  На протяжении всего периода своей деятельности (с 2003 г.) завод «Прогресс» исправно  выполняет все обязательства по  заключённым договорам, о  чем говорит полное  отсутствие судебных исков к предприятию. После того, как вступили в силу изменения, внесённые в  ФЗ-275  Федеральным  Законом от  29  июня 2015  г. №  159 — ФЗ  (после 1  сентября 2015  г.) наше предприятие оповестило всех головных исполнителей, с которыми у нас сложились хозяйственные связи, о  том, что мы не имеем  практической возможности вступить  в кооперацию на условиях ФЗ-275.

В настоящее время все головные  исполнители продолжают получать нашу  продукцию на  основе обычных договоров гражданско-правового характера  (вне рамок, установленных ФЗ-275). Именно для таких предприятий, как наше, законодатель предусмотрел в  ФЗ —  275  возможность головных исполнителей  приобретать нужную им продукцию  у предприятий, не входящих в кооперацию  и  не желающих официально участвовать  в  поставках продукции по  ГОЗ. Данная  норма закона является единственной отдушиной, позволяющей, хоть как-то выходить из  тупикового положения. Только  сумма разрешенных контрактов по  этой  норме подлежит многократному увеличению (до 30 млн. в первом приближении).  Никто не может рационально объяснить  ни лимит в 0,6 млн. ни сумму в 3 млн. руб.,  фигурирующие в законе. При изучении вопроса о  вступлении  в  кооперацию, предусмотренную ФЗ275,  мы пришли к  выводу, что в  таком случае  наше предприятие быстро прекратит своё  существование, поскольку у  нас не хватит  ресурсов (трудовых, технологических,  логистических и материальных) для работы  в предлагаемых тесных рамках. Так, в  частности, наше предприятие  будет обязано:

1. Внедрить и  вести раздельный учёт  результатов финансово-хозяйственной  деятельности по  каждому контракту (п. п.  16 и 17 ч. 2 ст. 8. ФЗ-275).

2. Открыть дополнительно несколько  сотен счетов в  уполномоченных банках,  выбранных головными исполнителями  (на каждый контракт должен быть открыт  отдельный счёт) (п. п. 3, 6  ч.  1  ст. 8, п. п.  2,3,5,7 и 18 ч. 2 ст. 8. ФЗ-275).

3. Получить согласие от  всех наших  поставщиков сырья, материалов, оборудования, услуг, на  вхождение в  кооперацию  и дальнейшую работу на условиях ФЗ-275,  включая необходимость заключения ими  договоров с  уполномоченными банками,  выбранными головными исполнителями, ведение раздельного учёта по  всей  поставляемой ими продукции, переход  на  предусмотренную ФЗ-275  систему  оплаты поставленной продукции, согласие  на  ограничения рентабельности и  прибыли, согласие на уменьшение или полный  отказ от  авансирования, а  также необходимость соблюдать все, предусмотренные  ФЗ275  ограничения по  использованию  своих банковских счетов, и  т. д. (п. п. 6, 7,  11 и 12 ч. 2 ст. 8., ст. 8.3., ст. 8.4. ФЗ-275).

4. Перейти на  новую систему оплаты  поставляемых нами изделий (в  том числе,  систему, ограничивающую или полностью  исключающую авансирование (п.  8  ст. 7,  п. 2 ст. 8.4. ФЗ275).

5. Согласиться с  уменьшением уровня  рентабельности и  прибыли своего производства (п/п «в» п.  1  части 1  ст. 8.3., п.  6,  ч. 1 ст. 10 и п. 3, ч. 1 ст. 12 ФЗ-275).

6. Принять все ограничения на  распоряжение своими собственными средствами (ст. 8.3. и 8.4. ФЗ275). Стоит иметь  в  виду, что все указанные ограничения  для Головных исполнителей не являются  критичными, поскольку действующее  законодательство предусматривает для  них систему  льгот и  гарантий, компенсирующих издержки от  ограничений и  обязательств, предусмотренных ФЗ-275. Для  соисполнителей таких  льгот и  гарантий  не существует. Теперь рассмотрим этого «дьявола»  в деталях.

1. Внедрение раздельного учёта результатов финансово-хозяйственной деятельности по  каждому контракту. Наше  предприятие ежегодно заключает около  100 договоров на поставку наших изделий  головным исполнителям. Если мы согласимся войти в  кооперацию, количество  контрактов с  головными исполнителями  увеличится в  несколько раз, их будет  более 500 (если ранее головной исполнитель заключал с  исполнителями один  контракт, включая в него все потребности  по нескольким гос. контрактам, то с 1 сентября 2015  г., головной исполнитель,  обязан дробить все позиции на отдельные  контракты. В  нашем конкретном случае  головные исполнители требуют открыть  от 1 до 10 счетов для обслуживания потребности одного исполнителя. В этих условиях  внедрение раздельного учёта результатов  финансово-хозяйственной деятельности  по  каждому контракту для нашего предприятия будет невозможно ни  технологически ни  организационно, поскольку,  в  настоящее время не существует единой  разработанной и  утверждённой методики  ведения раздельного учёта для предприятий, осуществляющих выпуск множества разновидностей продукции (в  нашем  случае более 200000 учётных единиц в год,  2500 номиналов изделий, 20 рецептур, более  500 технологических операций, 15 технологических линий, и все это при цикле производства изделия 45–120 дней). Кроме того,  не существует программной платформы  для организации автоматизированных  рабочих мест для ведения раздельного  учёта по контрактам. Мы вели переговоры  со  специализированными организациями  по  заказу методики ведения раздельного  учёта, для нашего предприятия и  заказу  программной платформы для организации  автоматизированных рабочих мест. При  этом выяснилось, что ориентировочный  срок, в течение которого могут быть изготовлены данные методика и  программа —  20–26  месяцев, ориентировочная цена —  более 10  млн. руб. Кроме того, внедрение  данных «новаций», с приобретением необходимого оборудования, приёмом и  обучением новых сотрудников займёт ещё  не менее 6–12  месяцев. Второй вариант —  для ведения раздельного учёта вручную,  по предварительным оценкам, необходимо  принять на работу как минимум 70 подготовленных сотрудников. Таким образом,  стоимость внедрения только одного раздельного учёта по  каждому контракту,  является критичной для бюджета нашего  предприятия, а при всех прочих мероприятиях, необходимых для вступления в кооперацию, просто разорительной.

2. Открытие множества счетов. Как уже  сказано, если мы согласимся войти в  кооперацию, нам необходимо будет дополнительно открыть и  вести, более 500  банковских счетов в  разных банках, в  разных  городах. (в нашем регионе не представлены  пять банков из  девяти). Ближайший банк  из  списка избранных находится в  35  км.  от  завода. А, например, банк «Россия»,  в  котором один из  потребителей требовал открыть счёт, находится в  1500  км.  от  завода, правда, туда есть прямое авиасообщение. Соответственно, необходимо  будет вести поиск и приём на работу специалистов, с помощью которых можно будет  вести расчёты по многочисленным банковским счетам в различных банках в разных  городах (это десятки людей). Для сравнения,  в  настоящее время, у  нашего предприятия  открыт только один счёт, в  одном банке,  который обслуживает ОДИН человек. Т. е. по  первым двум пунктам, при  численности производственного персонала 165  чел., понадобится еще более 120  сотрудников, которые займутся учётом?!  И предполагается, что это не должно повысить стоимость продукции? Смешно…

3. Получение согласия наших  поставщиков сырья, материалов, оборудования, услуг, на  вхождение в  кооперацию на  условиях ФЗ-275. Для нас эта  задача неисполнима в  принципе. Проведённый письменный опрос поставщиков  сырья, материалов, услуг, работ и  иных  ТМЦ, необходимых для выполнения  контрактов по  поставке конденсаторов  и  варисторов, выявил нежелание 100%  контрагентов работать на  условиях изменённого ФЗ-275. Запросы были направлены в 152 адреса  наших партнеров. Получены ответы  от  29  поставщиков. Все отрицательные.  С  теми, кто не дал письменных ответов,  общались по  телефону. При этом многие  партнеры заявляют не только о  несогласии  поставлять продукцию на  условиях, предусмотренных ФЗ — 275  в  изменённой  редакции, но  и  вообще, под разными  предлогами, начинают отказываться  от  дальнейшего сотрудничества с  нашим  заводом. Важная деталь: основные виды  сырья (оксиды металлов) для производства керамических конденсаторов и  варисторов в  стране серийно не производятся  (например: спёки АЛТК, Т900, химически  осаждённый мел, оксид цинка, прочие  оксиды и  т. д.) или имеют крайне низкое  качество. Данные виды сырья производятся  в  странах, объявивших санкции Российской Федерации. По  понятным причинам  иностранные поставщики (немецкие, японские, итальянские), если узнают, что их  продукция используется в  России для создания военной продукции, также откажутся  от  вступления в  кооперацию, предусмотренную ФЗ-275. При выпадении из  производственной  цепочки даже малой части поставщиков,  наше предприятие не сможет осуществлять производство конденсаторов и варисторов, и  прекратит своё существование.  Уверен, что с  подобной проблемой уже  столкнулись сотни таких  же производителей, как мы. Именно в  этом нелепом  хаосе, созданном законодателями, кроются  истинные причины срывов гособоронзаказа, о  которых недавно говорил Президент страны.

4. Переход на  новую систему оплаты  поставляемых изделий. В  «дореформенный  период» все договоры на  изготовление  и  поставку нашей продукции, включали  условие 70–100% авансировании. Это обусловлено спецификой производства (длительный технологический период изготовления продукции — в  среднем 120  дней).  На  полученные от  покупателей деньги мы  закупаем сырье, материалы, комплектующие, услуги, оплачиваем электроэнергию  и газ (обжиг изделий производится в круглосуточно работающих 36 метровых газовых  печах), на  протяжении четырёх месяцев  выплачиваем заработную плату, поддерживаем в  рабочем состоянии технологическое оборудование и  помещения, а  также  оплачиваем налоги и  иные обязательные  платежи. Без авансирования, у  предприятия не хватит собственных средств на перечисленные расходы. То  есть производство  встанет, выплата заработной платы прекратится, образуется ком штрафных санкций  от  контрагентов, отключение за  неоплату  электроэнергии и  газа, штрафы за  невыплату заработной платы, отток специалистов, замены которым нет не только в Республике Коми, но  и  далеко за  ее пределами  (ближайшие предприятия сходного профиля расположены в Санкт-Петербурге). ФЗ275  не гарантирует наличие авансирования, а п. 2 ст. 8.4. закона, предусматривает возможность полного отсутствия  авансирования. Кроме того, в соответствии  с п/п «ж» п. 13 постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря  2013  г. N 1275 «О  примерных условиях  государственных контрактов (контрактов)  по  государственному оборонному заказу»  «… условия авансирования головным  исполнителем исполнителей по  заключённым с ними контрактам определяются  положениями государственного контракта…». В  этом  же подпункте имеется  следующая фраза: «порядок и  условия  авансирования государственным заказчиком головного исполнителя в  случае,  если при заключении государственного  контракта государственным заказчиком  было принято решение об авансировании  головного исполнителя…» Из  последней  фразы видно, что авансирования просто  может не быть. Как будто речь идет  о какой-то малозначащей частности!

5. Уменьшение уровня рентабельности  и прибыли производства, предусмотренные  п/п «в» п. 1 части 1 ст. 8.3., п. 6, ч. 1 ст. 10 и п. 3,  ч. 1 ст. 12 ФЗ275, повлечёт не только невозможность расширения или хотя  бы модернизации производства, но и его стагнацию.  Также произойдёт снижение уровня заработной платы работников, что, в свою очередь, ведёт к  оттоку квалифицированных  кадров и  снижению производственных  возможностей завода (при замене специалистов с многолетней практикой на новых  работников, как правило, в первую очередь,  страдает качество продукции, что недопустимо с учётом ее предназначения). В соответствии с  п.  1  части 3  ст.  8 ФЗ-275, запрещается включать «… в себестоимость производства (реализации)  продукции затрат, не связанных с ее производством (реализацией)» Это означает,  что в  себестоимость производства нельзя  включать затраты на  ремонт и  закупку  инструмента, модернизацию и  закупку  оборудования, разработку и  производство нестандартного технологического  испытательного и  измерительного оборудования, внутренних транспортных  средств, на  ремонт помещений складов,  зданий цехов, котельной и  др. имущества. Но  в  реальности обойтись без этих  затрат невозможно. При исполнении данного условия закона, расчётные прибыль  и рентабельность будут положительными,  а  фактически, с  учётом вышеперечисленных затрат, которые оказались за скобками, производство может оказаться убыточным. То есть недолгим… 6. Ограничения  на  распоряжение  своими собственными средствами. Даже  если контрактом и  будет предусмотрено  авансирование, то и в этом случае предприятие, на основании ст. 8.3. и 8.4., будет ограничено в  правах на  использование имеющихся на  счетах денежных средств. Так,  в соответствии с п. 3 части 3 ст. 8 ФЗ-275,  запрещается «… использование полученных по  государственному контракту,  контракту средств на  цели, не связанные  с  выполнением государственного оборонного заказа.» Это означает, что полученные средства нельзя тратить на ремонт  и  закупку инструмента, модернизацию  и закупку технологического оборудования,  и т. д. по списку из предыдущего абзаца. В соответствии с  п.  3  ст. 7.1. и  п/п «е»  п. 1 части 1 ст. 8.3. ФЗ-275 расходы на формирование запаса продукции, сырья, материалов, полуфабрикатов, комплектующих  изделий, необходимого для выполнения  государственного оборонного заказа, подлежат возмещению только после исполнения  контракта (1–7  лет). Поскольку у  нашего  предприятия нет свободных средств,  на которые мы могли бы за свой счёт формировать запасы сырья, материалов, полуфабрикатов, комплектующих изделий, нам  придётся покупать данные материальные  ресурсы не оптом, а  по  каждому из  более  чем 500  контрактов в  отдельности. Соответственно, резко возрастёт цена таких  закупок (розничная цена существенно выше  оптовой). Кроме того, многократно возрастёт стоимость доставки закупленных материалов, поскольку на смену одной оптовой перевозке придут многочисленные мелкие  партии. А  ведь многие предприятия, как  и наше, находятся вдалеке от логистических  центров и транспортных узлов. В соответствии с п/п «в» п. 1 части 1 ст.  8.3. ФЗ275 получение прибыли становится  возможным только после исполнения контракта и  то  не полностью, а  «в  размере,  согласованном сторонами». В соответствии с  п.  3  ст. 8.4.  ФЗ-275  предприятие не сможет выплачивать командировочные своим работникам. Теперь на  многочисленных семинарах, посвящённых применению данного  закона, лица, участвовавшие в  его подготовке, рекомендуют предприятиям самим  находить способы выхода из  создавшегося положения, либо вообще не посылать  работников в командировки. В соответствии с  п.  3  ст. 8.4.  ФЗ275  предприятие не сможет выплачивать авансовые платежи по  заработной  плате своим работникам. Реакция творцов закона на его критику  известна: «закон замечательный, просто  производственники не умеют им пользоваться, либо, недостаточно его изучили».  Цена этой демагогии — срыв поставок  по ГОЗ и разорение малых промышленных  предприятий. Хочется понять, это законы  пишутся для нас, или мы существуем для  удовлетворения тщеславия (жадности,  глупости…) «писателей»? Суммируем принципиальные ошибки  указанного закона и рекомендации.

1. Если мы желаем поддержать на сложившемся уровне или увеличить выпуск  какой-то продукции, мы должны увеличивать, а не уменьшать стимулы производителей, упрощать, а не усложнять их жизнь,  сокращать, а не множить обременения.

2. Нельзя включать в  регулирование  рыночного производства вырванные  из  контекста социалистической системы  директивные методы. Если мы возвращаемся к  государственному (социалистическому) способу хозяйствования, то давайте  будем последовательны, и  предоставим  предприятиям, как минимум, гарантированное государственное обеспечение  сырьём, материалами и  энергоресурсами,  как это было в СССР. Для справки за  последние 13  лет  (2003–2016 гг.) рост цен на электроэнергию  для нашего предприятия составил 603%  (по  трёхставочному тарифу), на  воду  и  водоотведение 404–407%, на  газ 549%.  При этом рост цен на продукцию за тот же  период составил не более 160%. Это похоже  на социализм?

3. Изменение закона «О  государственном оборонном заказе» декларировало цель уменьшить хищения государственных средств. Однако закон борется  не с  причиной, а  со  следствием. Всем  известна такая болезнь нашей экономики,  как откаты. И  болезнь эта прогрессирует (уровень откатов уже достигает 50%  от  сделки). В  части, касающейся взаимоотношений по  государственному оборонному заказу, всем понятно, в каком именно  звене цепочки существуют условия для  сговора. С малыми предприятиями, подобными нашему, чиновники, распоряжающиеся государственными средствами,  не контактируют вообще. Цена на  продукцию, имеющую хождение на товарном рынке (речь идёт о продукции двойного назначения), устанавливается этим рынком, и поэтому завышения  цены не может быть в принципе (для предприятий ОПК применяется та же цена, что  и для гражданских). Отсюда вывод: борьба с  хищениями  бюджетных средств на  предприятиях-поставщиках второго «двадцать второго»  уровней, которые не получают этих средств,  не контактируют с  лицами, эти средства  распределяющими, торгуют своими изделиями на товарном рынке по прозрачным  ценам, бессмысленна или имеет иной  смысл — отвлечь внимание от  истинных  причин потери бюджетных средств. Глядя на ситуацию в целом, мы легко  обнаружим, что изменения в  275й ФЗ  не выглядят абсурдным исключением  на  фоне общего здравомыслия. Только  в 2015 году и только в Налоговый кодекс  были внесены 32  изменения. За  пару  месяцев 2016 года ещё 8 изменений. И так  по всем нормативным актам, устанавливающим «правила игры» для предприятий и  предпринимателей. Какую цель  преследует законотворец? Развитие или  деградацию?

О. Н. Кошкур,

генеральный директор

ООО «Завод «Прогресс»

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена