elektronik sigara Как от слов переходить к делу

A+ A A-

Как от слов переходить к делу

Оцените материал
(0 голосов)

МОДЕРНИЗАЦИЯ, ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ, ИННОВАЦИИ….

как от слов переходить к делу

«В России, в силу сложных условий ведения

бизнеса, даже отличное исполнение идеи

не может служить гарантией успеха»

Л. Грэхем

Эти заметки — анализ результатов технических экспертиз проектов, проведенных НП «ЭНТС» за  последние годы на  разных этапах их жизненного цикла, для различных заказчиков, в  частности, для банков, оценивающих возможности кредитования проектов. Это инженерный взгляд на реализацию задач модернизации, импортозамещения и  внедрения инноваций в нашей стране.

Создание предприятий

Начнем с  нулевого цикла: Идея создания нового предприятия или модернизации существующего требует финансовых ресурсов. Эти могут быть собственные средства предприятия (его собственника), которых обычно недостаточно, и  кредиты различной формы (банковские, либо бюджетные в  рамках выполнения ФЦП и  других госпрограмм). Для привлечения кредитов требуется бизнес-план, к  которому в  текущих условиях обычно прилагается полноценная проектная документация создания или модернизации предприятия. Бизнес-план и полноценный проект являются исходным материалом для проведения технической экспертизы со стороны банка. Отметим, что стоимость разработки проекта составляет обычно не менее 5–10% стоимости его реализации, а если принять во внимание, что стоимость создания или модернизации предприятий исчисляется в  миллиардах рублей, то  это серьезная высоко рисковая финансовая нагрузка для инициатора. В  результате количество подобных проектов в  России крайне ограничено. Мало кто из предпринимателей готов рисковать капиталом без гарантий успешного развития.

В мировой практике для инициации проекта перед банковскими структурами или другими инвесторами обычно достаточно лишь варианта «лайт» — форсайт-проект (концептуальный), описывающий технологические особенности, рынок, политику реализации продукции, стоимость его реализации, с  указанием поставщиков основного оборудования и  основных потребителей. Стоимость разработки концептуального проекта в  5–10  раз меньше стоимости разработки пакета проектной документации (до 5 млн. рублей). Сроки разработки для большинства проектов — 1–2  месяца. Рассмотрев форсайт-проект, банк принимает принципиальное решение о возможности финансирования, после чего и  разрабатывается полный пакет проектной документации. Такой путь не влияет на  скорость реализации всего замысла, т. к. форсайт-проект разрабатывается быстро и позволяет снизить финансовые риски инициатора.

Внедрение подобной практики в  России, на  наш взгляд, позволит значительно увеличить число инициативных проектов в  области промышленности и  других отраслей реального сектора. Для этого необходимо согласование такой практики на  уровне рекомендаций и  решений ЦБ России. А  инициаторами могут выступить общественные организации — Союз машиностроителей, СПП, «Деловая Россия» и т. д.

Обратимся к обобщению результатов по  экспертизе проектов. Первое и  очень существенное — в  большинстве случаев качество проектной документации низко. Формально все присутствует, однако далеко не всегда предлагаются оптимальные по стоимости и составу технологические решения. Упор в большинстве проектов делается на  коммерческое предложение поставщика оборудования, на  его цель продать как можно больше, а не лучше.

В проектах порой доходит до курьезов: сначала строят вторую очередь завода, производящую конечную продукцию, назвав ее в  проекте «первой», а  затем «вторую», которая производит заготовки для «первой». Естественно, построенный завод «первой» очереди простаивает из-за отсутствия сырья. Причина — у  поставщика завалялся комплект оборудования для «первой» очереди и  его хотелось быстрее реализовать, а  проектировщик учел это в проекте.

Основная проблема проектантов — недостаток информации о  новых технологиях и  поставщиках оборудования, их реализующих. Эту информацию им негде взять, так как новейшие технологии представляют на выставках всегда с некоторым запаздыванием или не представляют вовсе. В  России отсутствует государственная система мониторинга передовых технологий по  технологическим переделам, а  информация компетентных отраслевых специалистов оказывается невостребованной.

Наконец, самое современное технологическое оборудование иностранные поставщики не торопятся предлагать уже по политическим причинам. Вот и получается, что новые производства оснащаются оборудованием «второй свежести», подчас технологии оказываются устаревшими сразу после внедрения на новом предприятии. Эта тенденция присутствует во всех отраслях промышленности — от  легкой до нефтепереработки и оборонки.

Парадокс в  том, что отечественный потребитель за  последние годы настолько привык к  иностранному оборудованию, что даже в  случаях, когда присутствует российский аналог дешевле и лучше, покупатель все равно выбирает импортное. Отчасти это объясняется слабой маркетинговой политикой отечественных производителей, отчасти экономическими интересами топ-менеджмента предприятий-покупателей.

Еще одна проблема новых проектов — недостаточный анализ рисков. Во  многих случаях заявителями проекта утверждается, что факторы логистики, поставок сырья, сбыта продукции и т. п. просчитаны и учтены, а в процессе реализации эти факторы оказываются больно бьющими «граблями», вплоть до банкротства.

Модернизация

Проекты модернизации от  проектов создания предприятий отличаются тем, что технологическое оборудование не обновляется полностью, а докупается или заменяется: для освоения новых видов продукции, повышения конкурентоспособности, увеличения мощности предприятия. Как правило, проект модернизации ограничен финансово. В  таких условиях решающее значение имеет правильный подбор закупаемого оборудования. Однако анализ проектов модернизации, особенно в  случаях, когда закупка нового оборудования производится за  счет бюджетных средств, выявляет малую эффективность относительно декларируемых целей. Модернизация ведется «на  глазок» технолога или главного инженера, а  экспертный анализ состава приобретаемого оборудования не производится.

При модернизации любое новое оборудование должно вписываться в  существующие технологические цепочки и бизнес-процессы, если они сохраняются. Иначе эффект может оказаться даже отрицательным. Так новый обрабатывающий центр может предъявлять требования к  заготовкам, которые не обеспечиваются существующим заготовительным производством, а  средств на  обновление оборудования заготовительного участка не выделено. Вот и  стоит новый станок… ждет следующего этапа модернизации. Такие случаи — не редкость.

Анализ проектов модернизации производств за  счет государственных бюджетных средств выявил, что от 20 до 80% закупаемого при модернизации оборудования не повлияет на  эффективность работы предприятия. Т. е., если это оборудование не приобретать, то  для предприятия ничего не изменится. Это одна из  причин нашей низкой производительности труда…

Для технологического оборудования в  микроэлетронике и  приборостроении существенным является база расходных материалов. Неправильный выбор может значительно увеличить стоимость эксплуатации и  даже остановить производство, если расходный материал попал в  разряд санкционных или продуктов двойного назначения.

Модернизация производства эффективна только в  том случае, если она комплексна, — захватывает все «узкие места». При «лоскутной» модернизации, как обычно и происходит, ощутимого результата не будет — нос вытащишь — хвост увязнет. И  новое сегодня оборудование на  этапе последующей модернизации уже будет устаревшим и  требующем замены. Вот почему последние двадцать лет коэффициент изношенности оборудования печально стабилен (около 80%) при значительных затратах на модернизацию со стороны государства.

Выход — только комплексная модернизация производства. А при ограничении финансов — применение лизинговых схем закупки оборудования, когда предприятие сразу  же начинает работать поновому, более эффективно. На  практике лизинговые схемы при модернизации предприятий практически не встречаются!

Задачи импортозамещения

Актуальность темы «утверждена» на  уровне руководителей государства. Нефтегазовые компании, телекоммуникационные и  ОПК составили перечни продукции, которая требует импортозамещения. Регионы отчитываются об успехах в  данной области. Множество организаций готовы оказывать разнообразную помощь. Однако…

Основной проблемой в решении задач импортозамещения является отсутствие необходимой технологической базы и свободных производственных мощностей для выпуска нужной продукции в  привлекательных рыночных нишах.

Импортозамещение требует решения двух задач. Первая — наладить выпуск продукции, обеспечивающей безопасность и  независимость страны. В  решении этой задачи стоимость продукции вторична, на первый план выходит принципиальная способность ее произвести. Заказчиком в  большинстве случаев выступает государство. Товарных позиций, относящихся к этой группе («мы за ценой не постоим») относительно немного.

Вторая — выход на рынок с широким ассортиментом ранее не выпускавшейся гражданской продукцией. Тут стоимость существенна. Если, к примеру, некое оборонное предприятие выйдет на  рынок с  импортозамещающей продукцией массового спроса в несколько раз дороже, чем импортный аналог, то потребитель его не поддержит. Нужна организация эффективного конкурентоспособного производства. Для чего необходимо подобрать из  имеющегося, либо докупить, технологическое оборудование, оптимальное для реализации требуемых технологических переделов. Тут необходимо знать современный мировой уровень технологии производства выбранной товарной группы и  оборудования. А  также знать предприятия, обладающие технологическими возможностями и  свободным производственным ресурсом для участия в кооперации по отдельным технологическим переделам.

Государство, реально занятое импортозамещением, сильно поможет себе, создав экспертную систему для предприятий, в  планирующих освоение новых видов продукции. Все необходимые исходные данные для создания такой системы в НП ЭНТС уже собраны, предложение в Минпромторг направлено.

Коснемся повышения отраслевой конкурентоспособности. В приборостроении лишь единицы крупных, обычно государственных, предприятий обладают современной технологической базой для разработки, выпуска прототипа, проведения испытаний и  подготовки производства высокотехнологичной продукции. В большинстве малых и  средних предприятий технологическое оснащение обеспечивает скорость разработки и подготовки производства в 10–50 раз медленнее, чем на иностранных предприятиях. Закупка нового технологического оборудования для них экономически невозможна и  по  стоимости, и  по  сроку. Выход, который реализован за  рубежом, — создание в  таких отраслях, как приборостроение, центров технологической поддержки, имеющих в  своем составе необходимое оборудование и  специалистов, в  том числе, для обучения пользователей, и  предоставляющих оборудование в  аренду. Такие центры, обслуживающие десятки, а  то  и  сотни предприятий, станут высокорентабельными, а  предприятиям-клиентам помогут создать конкурентоспособную продукцию.

Проект создания Центра технологической поддержки для предприятий приборостроения разработан, поддержан МЭР и  находится в  профильном комитете Правительства СПб.

Инновации

Экономики развитых стран преимущественно базируются на  знаниях и  информации. Сегодня знания признаются стимулирующим фактором экономического роста. Однако в  России инновационное развитие все никак не становится локомотивом экономики. Что мешает? «В хронике инноваций новые идеи — это лишь часть уравнения. Не менее важна их практическая реализация». (У. Айзексон — биограф С. Джобса).

С начала 90-х в  нашей стране укоренилось мнение, привнесенное с  Запада, что главным в промышленности является менеджер, а  инженер и  ученый — вторичны. И пошла волна подготовки чистых менеджеров. При этом, большинство ведущих менеджеров в  мировых корпорациях вырастали именно из  инженеров. И  без инженерных специалистов никаких инноваций не будет.

Инициатором инновации всегда выступает изобретатель — инженер или ученый, а уже далее к продвижению идеи присоединяются экономисты и управленцы. А если нет базы на  начальном этапе, то  не будет и  результата. Экономист и  менеджер не смогут наполнить пустое, с  точки зрения рынка, инженерное решение рыночным содержанием.

Да, инновации в  современном мире носят массовый характер. Однако все достижения нашей цивилизации базируются на очень ограниченном, измеряемом в тысячах, числе базовых революционных инновационных идей (изобретений). И их авторы, в  большинстве своем, известны. В  дальнейшем революционная инновационная идея, когда она признается обществом, подхватывается тысячами последователей — учеными и  инженерами, широко внедряющими ее в  различные области жизни. История показывает, что революционные инновации с  отечественными корнями реализуются не у  нас, а  за  границей. К  нам  же возвращаются в  виде копий, оформленных в  конечные продукты или в  технологии, которые мы приобретаем.

Причин этому явлению множество. Одна из главных, на мой взгляд, — отсутствие государственного института поддержки «левшей» — людей, предлагающих принципиально неординарные решения. Ведь только вокруг внедрения их идей возникает экономический эффект, исчисляемый многими миллиардами. Даже наши самые известные достижения — космос и оборонные разработки были все-таки уже инженерными реализациями идей, пришедших из-за границы (атомный проект в СССР во  многом был инициирован письмом А. Флерова И. Сталину  о  зарубежных исследованиях). А  собственные революционные идеи (в области микроэлектроники, компьютеров, энергетики, двигателестроения и  т. д.) остаются в  макетах и образцах, не получая поддержки и распространения. И  модные сегодня нанотехнологии — это всего лишь несколько революционных новаций на стадии массового инженерно-технического развития.

Отмечу, что большинство «левшей» во  всем мире остаются не признанными и  их удивительные разработки остаются чудом, которое недоступно другим (они не оформлены в  распространяемую технологию). Подобных примеров тысячи. Создание института, аккумулирующего и развивающего подобные идеи со всего мира, а такие идеи всегда имеют матери альные следы в  виде изобретений или публикаций, может принести для страны во  много раз больший экономический эффект, чем продажа сырья и первичных продуктов его переработки. Это не очередное «Сколково», куда отбирают разработки, уже прошедшие значительный (предрыночный) путь развития.

Даже в  программировании большинство наших состоявшихся разработок являются отечественными клонами зарубежных проектов (Вконтакте, Яндекс, Компас, 1С -предприятие), а  идеи соотечественников успешно произрастают только на иностранной почве (Google, Proengineer, SAP и многие другие).

Инвестиции в  сегодня — это технологические инновации, на  стадии инженерных разработок и  внедрения. И  здесь на  первое место выходит рынок — возможность тиражирования инновации в виде рыночного продукта.

Большинство инновационных проектов, особенно стартапов, представляемых у нас в различные агентства, фонды и  банки, имеют практически нулевую рыночную перспективу. Это  же касается и  многих продуктов импортозамещения, т. к. внутреннего рынка часто недостаточно для окупаемости усилий. Развертывание производства будет заведомо убыточным.

Рассматривая заявки и  презентации молодежных инновационных проектов, во  многих случаях отмечается полное отсутствие попытки ответить на вопрос: а кому это может быть нужно, и станет ли кто-то это покупать. Множество подобных заявок создает видимость инновационной активности, но  не приносит результата экономике. Вот почему созданные институты развития в  виде центров трансфера технологий, бизнес-инкубаторов и  т. д. не дают ожидаемого эффекта. Принципиальная проблема иннноваторов — слабое понимание того, как инновации попадают на рынок.

На мой взгляд, необходимо введение в  технических ВУЗах курса «рыночной инноватики», хотя  бы в виде спецкурса, в котором бы, в частности, объяснялось: как определять рынок продукта, предлагаемого к внедрению, как находить рыночные ниши для высокотехнологичных продуктов и обучать технологиям рыночного внедрения инноваций. В  нашей стране в  инженерных ВУЗах и  университетах подобных дисциплин сегодня нет.

Отдельный и  очень существенный вопрос — интеллектуальная собственность. Для определения ее владельца и  защиты в  мире существует институт патентования. В  СССР также работал институт патентования. Однако у  нас изобретатель практически всегда был оторван от  вознаграждения за  эффект от  новации. Формально вознаграждение полагалось, а  фактически на  него мог претендовать только участник командно-административной системы. На  нижнем звене — директор или главный инженер предприятия, которые и  могли внедрить изобретение и  показать его экономический эффект. Исключения встречались, но  чрезвычайно редко. Это породило систему соавторства руководителей в изобретательской деятельности. Недавними примерами могут служить изобретения Д. В. Гаева, бывшего начальника Московского метрополитена, в  области смарткарт прохода, а  также пирожковые патенты  мэра  Москвы Ю. М. Лужкова. Более того, до  недавнего времени права на  интеллектуальную собственность принадлежали только государству. Постановление Правительства 17  ноября 2005  года и ФЗ217 2009 года изменили порядок собственности на изобретения, но не решили задачу их защиты.

Целью патентного права в СССР была не защита интеллектуальной собственности, а  демонстрация инновационной активности населения. Поэтому заявки на  изобретения не предусматривали защиты идеи. Форма заявки на  изобретения требует подробного описания идеи, что в  большинстве случаев достаточно для ее реализации при необходимых инженерных знаниях, а  саму заявку достаточно легко обойти, привнеся некую модификацию. Западные патентные заявки не требуют такого подробного описания идеи. В  результате, как сказал один из  заслуженных изобретателей: «другие люди (в  других странах) воруют (и  реализуют) наши идеи». Отсюда и низкая активность большинства сегодняшних изобретателей. Они не хотят «дарить» свои изобретения, публикуя заявки. Вопросы защиты интеллектуальной собственности в  СССР практически не стояли. Известный пример — автомат АКМ, который выпускался миллионами во  всем мире без авторских отчислений нашей стране.

Главное — у  нас нет ни  специалистов-практиков составления заявок, защищающих авторские права в  зарубежных судах (российский институт патенто-поверенных не решает эту задачу), ни  юристов — специалистов по патентному праву, имеющих навык защиты интеллектуальной собственности в  международных судах. Создание соответствующего законодательства и подготовка специалистов по патентному праву — это государственная задача.

Если стремление развивать реальный сектор экономики — не пустая болтовня, то  необходимо обратить совсем не ритуальное внимание на  инженерный научно-технический потенциал, без которого не будет ни  развития экономики, ни  импортозамещения, ни освобождения от «сырьевого проклятия». А значит — необходимы скромные, но  реальные, инвестиции со стороны государства.

НП ЭНТС готов предложить квалифицированное содействие в  решении всех перечисленных выше проблем. Мы знаем, КАК это можно сделать. В  частности, мы ведем мониторинг всех технологий мирового уровня для изготовления любых товарных групп продукции.


СПРАВОЧНО

Экспертный научно-технический Совет (ЭНТС) по  промышленности и  науке был образован в  2004  году в  Санкт-Петербурге при Представительстве РОСПРОМ в  СЗФО (рук. Филиппов В. В.). В 2006 г. было принято решение о введении ЭНТС в структуру ОООР «СоюзМаш России». ЭНТС был преобразован в юридическое лицо — Некоммерческое партнерство «Экспертный научно-технический Союз» (НП ЭНТС). В  начале 2010  г. (после двух лет успешного партнерского взаимодействия) между НП ЭНТС и  госкорпорацией «Ростехнологии» (в  настоящее время ГК «Ростех») было подписано долгосрочное соглашение о сотрудничестве в сфере модернизации и  технологического развития предприятий промышленности и науки.

Основной предмет деятельности ЭНТС — разработка и практическая реализация стратегии развития промышленных и  научных предприятий (объединений), а  также комплексное, практическое решение актуальных задач развития предприятий промышленности, науки и  других отраслей реального сектора экономики.

В настоящее время участниками и  партнерами ЭНТС являются ведущие российские и  зарубежные компании, специализирующиеся в  сфере инжиниринга, изготовлении и поставок прогрессивного технологического и прочего оборудования, оснастки и инструмента, производители и  поставщики конструкционных материалов и  компонентов, учебные заведения, а  также финансовые организации, способные обеспечить эффективные механизмы финансирования программ развития.

К. Н. Ковальчук

Похожие материалы (по рублике)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена