elektronik sigara Без профанации

A+ A A-

Без профанации

Оцените материал
(0 голосов)

...ХОТЕЛОСЬ БЫ БЕЗ ПРОФАНАЦИИ

ОТ РЕДАКЦИИ. В этом году по инициативе журнала «Экспертный союз» впервые в программе мероприятий Московского экономического форума прошел круглый стол «Информационная политика в интересах промышленной». Представляем вниманию читателей статью на основе одного из ключевых сообщений, вызвавших активное обсуждение на площадке МЭФ.

Опыт — сын ошибок

Роль СМИ и  информационных потоков весьма широка, как формальных, так и неформальных. Кроме того, сегодня высока «конкуренция» за  читателя, однако в  СМИ гораздо лучше «продается» негатив. Тематика промышленного развития и  модернизации экономики в этом смысле — не исключение.

Впрочем, это появляется не на пустом месте. СМИ в  какой-то степени «воспитывает» своего читателя. Так если в СССР вопросы науки и  техники, а  также промышленного развития, образования были приоритетными для массовой культуры (включая СМИ), то  в  период «шоковой терапии» и  примерно до  середины-конца 2000-х эти темы мало поднимались в СМИ и были маргинализированы, как впрочем, и сама промышленность.

В 1990е годы тема промышленного развития вообще была практически «запретной». Идеологами-реформаторами постулировалось, что промышленность СССР — устаревшая и  малоэффективная, заслуживает забвения. Как отмечает в книге «Власть и собственность» Е. Гайдар: «И пока господствующие классы успешно решали свои проблемы, хозяйство разорялось дотла. Конечно, ненужной промышленной продукции выпускалось в конце 1991 года почти в 2 раза больше, чем сейчас (осень 1994  года), только магазины были пусты, деньги (советские дензнаки) не работали, приказы не выполнялись, нарастало ощущение «последнего дня»…… Крайнее, запредельное уродство социалистической экономики — вот что в  какой-то мере облегчило процесс ее реформирования. Если уровень жизни древнеегипетского крестьянина и  был как-то связан с  успехами власти в  строительстве пирамид, то  лишь обратной зависимостью. Социализм довел масштабы бессмысленной с  точки зрения благосостояния общества экономической деятельности до  уровня, о котором не могли и мечтать архаичные восточные деспотии, поднял строительство промышленных «пирамид» на уровень технологий XX века.»1

В дальнейшем Россия рассматривалась как периферия мирового капитализма, имеющая четкое место в  мировом разделении труда — территория для выкачивания ресурсов и  «мозгов» в  интересах развития «центра цивилизации». Сама политика в  духе неолиберального курса способствовала банкротству заводов, приватизации, резкому спаду пром-производства, а  также закреплению тех процессов, которые мы наблюдаем сегодня, рассматривая структуру современной российской экономики. Соответственно, и роль СМИ скорее была деструктивной — холодное отражение происходящих процессов и  собственные старания встраиваться в новую «рыночную реальность».

В вопросах освещения сферы науки в СМИ эксперты отмечают сходную ситуацию. Однако вопросы популяризации науки гораздо шире рассматриваются, чем вопросы промышленного развития. Но это и проще — примерно понятно, куда идти за  научными знаниями, а  вот куда идти за  современными промышленными разработками?

При этом проблемы схожие. Как отмечает  А. Сергеев: «В  настоящее время главной должна быть направленность на широкую публику. Специальная популяризация в той или иной мере еще осуществляется в  университетах и  в  хороших школах. Главная угроза науке в  России — это даже не недостаток финансирования, а  стремительная утрата интереса и доверия к ней у населения и подмена критического научного мышления псевдонаучными и  псевдо-религиозными мифами. Этот процесс зашел уже достаточно далеко и  стал оказывать заметное влияние на  работу органов власти и  самой науки».2

Но интересуются  ли россияне вопросами достижений науки и техники? Согласно опросу ФОМ3, 61% респондентов проявляют интерес к  тематике. Наибольший интерес представляют исследования в  биологии (14% опрошенных), ИКТ, авиация и космос — по 9%. При этом 48% респондентов не читают научно-популярные статьи и  книги, 20% — читают время от времени, а 23% — редко.

Для широкой общественности, включая политиков и представителей бизнеса, реальная деятельность наших ученых на  90% остается малоизвестной. Отсюда возникает устойчивое, чисто обывательское суждение насчет того, будто в академических институтах давно уже прекратилась всякая созидательная деятельность.4

Важный аспект, отмечаемый, прежде всего научным сообществом, работающим так или иначе в  сфере популяризации науки и  техники, заключается в  том, что сегодня СМИ почти не использует потенциал ученых. Преобладает не научное знание, а  журналистские, часто дилетантские сведения, которые широко расходятся, в т. ч. среди ЛПР.5

Сегодня ситуация несколько меняется, в  частности за  счет общеполитической риторики, а также новых технологий, новых поколений «медиаменеджеров» и создаваемого ugc (user generated content), хотя пока и  не коренным образом. Так, вопросы промышленного развития скорее рассматриваются в  плоскости развития иностранной промышленности, а  также рынка готовой продукции (прежде всего товаров широкого потребления).

По верхам…

Поверхностность и  фрагментарность освещения науки и техники в СМИ отмечают повсеместно. Так, А. Сафронов, популяризатор экономической науки, кандидат экономических наук, блогер6, видит основную проблему в  недостаточной основательности современного научпопа — как в  части формата подачи, так и  в  плане смыслового наполнения. «Правильнее было бы называть его попнаучем, т. к. развлекательная составляющая в  нём, на  мой взгляд, поборола научную. Научпоп сейчас, насколько я  могу судить, представлен в  основном журналами типа «Популярной механики», которые просто в  силу формата пишут обо всём подряд.

В  каждом номере — множество обзоров на  разные темы, и  такие обзоры позволяют быть в  курсе новинок техники, но  общий уровень знаний в  какой-то области науки, как мне кажется, поднимают незначительно. Из  цветных стёклышек получаются красивые калейдоскопные узоры, но  не цельная картинка. Научпоп, представленный образовательными роликами, часто грешит тем, что пытается в пяти минутах объяснить всё и  сразу. Как результат — упрощенчество и  слишком вольные аналогии. Кроме того, такое блиц-объяснение часто сводит всё к  т.наз. «однониточным теориям» Одна причина — одно следствие. Все прочие факторы отсекаются, и  зритель получает не искаженную, а  прямо-таки неверную картину мира… Преподаватель Биологического факультета МГУ, крупный этолог В. С. Фридман потратил не один час, чтобы написать обстоятельный текст о  том, почему некоторые такие ролики искажают действительность и  должны проходить скорее по ведомству идеологии, чем научпопа», — отмечает А. Сафронов.

Str-26

На недостаток основательности указывают повсеместно:  «Под наукой современные СМИ подразумевают исключительно науку прикладную. Фундаментальные исследования практически не освещаются, а между тем именно в них закладывается успех развития и  прикладных наук, и  техники в  долгосрочной перспективе. Освещение науки и  техники происходит в  основном казуально, в  связи с  внедрением тех или иных программ или приоритетными научными направлениями: «нанотехнологии», «Сколково», «технопарки». Складывается ощущение, что помимо этих частных случаев больше нигде ничего не происходит. Освещение науки и  техники должно быть ориентировано на  то, чтобы заинтересовать потенциальных учёных и  инженеров, тех, кому только предстоит делать выбор профессии: школьников, студентов, выпускников вузов. Для этого СМИ должны больше уделять внимания практическим шагам, которые необходимо сделать, чтобы в результате оказаться востребованным в той или иной научной и технологической области».7

Что касается даже того фрагментарного освещения отечественной науки и, тем более, промышленности, то  в  массовых СМИ (не научно-популярного, а скорее делового характера) преобладают два основных и наиболее заметных направления. Это официальные сводки и  материалы (на  правительственных сайтах, в  газетах и  др.) и  выискивание громких «провалов» (включая Топ СМИ из  рейтинга Медиалогии8, которые читают в т. ч. ЛПР). Примеры негатива очевидны — это скандалы вокруг Сколково, «шутки» по  поводу Йотафона, провал «ё-мобиля», смешная презентация т. н. «человекоподобного робота» и др. Однако стоит отметить, что характер подачи сюжета в СМИ часто связан с  качеством инициативы. Очевидно и отсутствие техносферы в массовой культуре России (художественные фильмы, искусство), но это связано и с ее положением в экономике.

При этом интерес к  промышленному развитию весьма высок среди различных слоев населения, однако формируется он сообразно освещению в  СМИ — хаотично и  фрагментарно. Так, он особенно высок в части новых технологий (преимущественно потребительского хайтека) — например, ИКТ, робототехника, искусственный интеллект, носимая электроника. Однако массовый интерес к  подобной прессе не сформирован, разве что на  уровне некоей «моды на  инновации». Так, период президентства Д. Медведева был отмечен повышенным вниманием к  инновационной повестке, СМИ с  удовольствием подхватывали эту тему, но она была инспирирована скорее медийным образом первого лица, чем реальным интересом к вопросам модернизации.

Так, на  встрече президента В. Путина со  студентами горного университета, участники встречи пожаловались на недостаточную популяризацию науки: «наши СМИ слишком мало отмечают успехи наших учёных, и  это касается не только юбилея Горного университета, но и вообще достижений российских учёных».9

Несмотря на то, что долгое время звучали призывы к формированию «позитивного образа предпринимателя», и  сейчас этот «заказ» стал болееменее выполняться, ведущие СМИ по-прежнему мало публикуют истории несырьевых, инновационных предприятий и  освещают вопросы развития науки и техники, в т. ч. в  контексте перспектив их коммерциализации, нельзя сказать, что образ предпринимателя в России стал сильно привлекательным.

Еще один довольно заметный признак времени — освещение комплекса мер по  развитию промышленности. Термин «промышленная политика» долгое время был практически «под запретом» и  всерьез не рассматривался в  СМИ (кроме отдельного пула экономистов и  политиков нелиберального толка). Доминировала т. н. постиндустриальная парадигма. Сегодня  же тренд на уровне риторики несколько изменился. О  промышленности в  СМИ стали говорить (хотя, скорее, упоминать) чаще. Даже по  анализу поисковых запросов в  google.trends видно, что термин «промышленная политика» стал более-менее входить в  обиход, а  «промышленность» уже ищут чаще «инноваций» (см. рис. 1).С огромным опозданием был принят закон «О  промышленной политике», однако сопровождение этого документа в  СМИ было скорее справочно-информационным. Сейчас  же даже в  ПНД правительства на  2015–2018  гг упоминания о  пром-политике нет. Аналогично — со  стратегическим планированием. В СМИ медиа-образ этих инициатив, их реализация, позитивное влияние, а  также ответственность за  срывы почти никак не отображается (за  исключением интервью первых лиц — министров, председателя правительства и др.).

Сами промышленные компании, инноваторы относятся к  работе со  СМИ по-разному. Как отмечал И. М Бортник (АИРР) в ходе беседы, посвященной инновационному рейтингу «Техуспех»: «Только вот компании пока чаще боятся. Что-то вроде: «Мы тут проявились в  каком-то рейтинге, СМИ а  нам это надо, а  у  нас будут неприятности, а  не скупит  ли нас кто-нибудь, кто вдруг нас увидел и подумал: «О, что это я такой актив еще не прикупил»! Но мы им все время говорим, что наоборот, эта Ваша защита, Вы  же в рейтинге. Так просто «наезжать» на вас не получится».10

Отдельная, довольно интересная тема — борьба с  лженаукой и  интерес к  разнообразным, но  широко раскручиваемым псевдонаучным инициативам. Например, как отмечает летчик-космонавт, герой СССР и  России А. Крикалев о проекте «Марс один» (Mars one)11: «Что касается программы «полета на  Марс в один конец», то это интересный эксперимент, но уже для психологов. Потому что для профессионалов, которые работают в  космической отрасли, на  самом деле все эти разговоры о «билетах в один конец» — повод обратиться за помощью к медикам. Людей, склонных к  суициду, как правило, стараются держать подальше от профессиональной космонавтики».12

Возможности «новых медиа»

Информационное воздействие должно проникать во  все сферы общества, для чего нужен системный подход. Новые медиа — социальные сети, интернет-ТВ, интернет-СМИ предоставляют такую возможность, прежде всего, в  части влияния на  молодежную аудиторию — ключевую в части популяризации науки и техники.

Паблики по  профильным тематикам в  социальных сетях — иногда более действенный инструмент для распространения информации среди молодежи. Не зря число подписчиков популярных тематических (научно-технических) пабликов в  сети «В  контакте» достигает 400 000, из  госпабликов наиболее популярный — Роскосмос. Люди с  удовольствием делают репосты, обсуждают те или иные достижения, но  не в  формате сухой сводки или «ура-патриотичного» комментария, а в формате доступной аналитики.

Существует и  пул блогеров, анализирующих ситуацию в российской промышленности. Как авторы, так и комментаторы периодически задаются вопросом: как именно происходит «новая индустриализации», что происходит в  оборонке, космосе, что мы можем производить (особенно в  контексте импортозамещения), что происходит в РФ по сравнению с СССР, с  другими странами, как меняются статистически значимые тренды. Это весьма интересные потенциальные авторы, т. к. они могут давать вполне независимую оценку. Иногда это непосредственно инженеры или ученые, но  чаще — интересующиеся тем или иными вопросами популяризаторы науки (обычно также с хорошим образованием и  аналитическим складом ума).

Str-27

Выработка решений

Отсутствие «заказа на  науку и  промышленность» в  СМИ и  соответствующее отсутствие «тхено-повестки» образуют в  некоторой степени «замкнутый круг». Так, чиновники, читающие деловые издания, зачастую ориентируются на  те или иные резонансные темы или публикации и даже учитывают их при принятии определённых решений, но  в  пределах заданного СМИ «инфантильного» формата. Порой СМИ влияет на  решения в  части «утечек» непубличных инициатив (кейс неналоговых сборов, формирование образа в СМИ того или иного продукта).

Возникает вопрос и  по  качеству восприятии информации. С  проникновением нового типа организации контента, «клиповое мышление» проявляется все больше. Для его преодоления следовало  бы давать не только отрывочные факты, а  полноценные истории, с  использованием современных средств визуализации. Существует, однако, мнение, что перспективнее не только и  не столько бороться, сколько подстраиваться под «моду». Вопрос — на сколько такое подстраивание полезно для самой тематики промышленности и науки?

В случае подачи научных тем, фрагментарность изложения, увы, пагубно сказывается на  интерпретации фактов. Если в  описании прикладных аспектов науки, техники, промышленности это еще как-то допустимо, то корпус изданий «научпопа» определённо не должен иметь «клиповый формат».

Хорошие примеры (с  визуальной точки зрения) можно найти в «лонгридах» на страницах таких изданий, как «Русский репортер», «Коммерсант», «Слон», а также чисто политических проектах. Эти издания транслируют свои идеи, во многом, благодаря визуальной составляющей, актуальности текста и др. Подобное в рамках «пропаганды» российской промышленности (сводки и  материалы про иностранные достижения и  цитаты иностранных ученых встречаются на  страницах читаемых деловых изданий довольно часто), науки, техники используется мало.

Что можно предложить для популяризации промышленной и  научной повестки? Если говорить о  наборе инициатив, то это могут быть:

—иллюстрированные «лонгриды»13 (объемные статьи) в  существующих (или вновь создаваемых) СМИ;

— развитие нестандартных подходов к  освещению тематики промышленного и  научного развития, подобно медийной капании Миссии «Розетта»;14

— освещение вопросов промышленности — не только формальные сводки или «все-пропальщики» (промышленность разрушена, как система это, так и  есть, однако отдельные предприятия, команды развиваются), но  и  истории в  СМИ как о  проблемах, так и  достижениях (такие кейсы имеют место);

— постановка задачи на  государственном уровне (по  популяризации науки и  промышленности, своеобразная «концепция промышленной/научно-технической риторики»), но  реализация этой задачи в  форме «мягкой силы», а не в рамках формального исполнения;— «глубинные» интервью с  лидерами промышленности;

— журналистские расследования (например: «Что производят в  наукоградах?» Какие технологии есть в  РАН? И др.»).

Все эти инициативы, однако, носят локальный характер и  полноценно проблему не решают (т. к. проблема лежит не в  плоскости исключительно СМИ), однако некоторый медиафон создавать могут. Кроме того не стоит забывать, что в  условиях рынка, а  особенно того типа «рыночной экономики», который сложился у  нас, реализовывать генеральную линию по  популяризации промышленности, науки и техники не получится методами, аналогичными тому  же СССР, хотя роль «госзаказа», формального и  неформального весьма велика.

___________________________

  1. 1.Е. Т. Гайдар «Государство и эволюция. Дни поражений и побед», Евразия 1997, режим доступа: http://www.iep.ru/files/persona/gaidar/Gosudarstvo/g_e.pdf, стр.128

2. научный редактор журнала «Вокруг света» модератор Клуба научных журналистов (http://nauchnik.ru),цит. по www.strf.ru/Attachment.aspx?Id=2754

3. http://www.saveras.ru/archives/10295

4. Там же (http://www.saveras.ru/archives/10295)

5. См. например http://www.socialcompas.com/onas/

6. http://vassal.livejournal.com/, комментарий взят автором статьи

7. Комментарий бывшего научного сотрудником НИИ механики МГУ (комментарий взят автором статьи)

8. http://www.mlg.ru/ratings/

9. http://kremlin.ru/events/president/news/47519

10. http://www.tppinform.ru/regions/4788.html

11. http://www.marsone.com/

12. http://www.tppinform.ru/official/4391.html

13.  http://research.ria.ru/content/20140131/918683235.html

14. http://sci.esa.int/rosetta/

Е. Ю. Янчук,

главный эксперт ТПП РФ

Похожие материалы (по рублике)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена