elektronik sigara К проблеме уничтожения затопленного химического оружия

A+ A A-

К проблеме уничтожения затопленного химического оружия

К проблеме уничтожения затопленного химического оружия

Угрозы

После окончания второй мировой войны союзникам достались в  качестве трофеев запасы химического оружия (ХО), произведенного в  Германии в  количестве 302 875  тонн, или (в  пересчете на  чистый вес) около 60 000 т различных отравляющих веществ. Сотни тысяч мин, снарядов, авиационных бомб, контейнеров и  просто бочек с начинкой из 14 видов отравляющих веществ, в  том числе иприт (дихлордиэтилсульфид), люизит (хлорвинилдихлорарсин), дифосген (трихлорметиловый эфир хлормуравьиной или хлоругольной кислоты), фосген (хлорангидрид угольной кислоты) адамсит (дигидрофенарсазинхлорид) а также сверхтоксичный табун (диметиламид этилового эфира цианофосфорной кислоты) и  зарин (фторангидрид изопропилового эфира метилфосфиновой кислоты).

 

Номенклатура затопленного химического оружия в Балтике:

— 71469 250-ти кг авиабомб, снаряженных ИПРИТОМ;

— 14258 200-т кг и  500-т кг авиабомб, снаряженных ХЛОРАЦЕТОФЕНОМ, ДИФИНИЛХЛОРАРСИНОМ и АРСИНОВЫМ МАСЛОМ;

— 8027 50ти кг авиабомб, снаряженных АДАМСИТОМ;

— 408565  артиллерийских  снарядов калибра 75 мм, 105 мм и 150 мм, снаряженных ИПРИТОМ;

— 35592 химических фугаса по 20 и 50 кг;

— 10420  дымовых химических мин калибра 100 мм;

— 1004 технологические емкости с 1506 тоннами ИПРИТА;

— 8429  бочек с  1030  тоннами АДАМСИТА и ДИФИНИЛХЛОРАРСИНА;

— 169  тонн технологических емкостей с  ЦИАНИСТОЙ СОЛЬЮ, ХЛОРАРСИНОМ, ЦИАНАРСИНОМ и АКСЕЛЬАРСИНОМ;

— 7860 банок с газом ЦИКЛОН. (1)

Решение о затоплении немецкого ХО было принято Потсдамской конференцией. Был определен плановый район затопления — он находился в  Атлантическом океане в 200 милях к северо-востоку от Фарерских островов.

Масштабная работа по выводу химического оружия из  оборота цивилизации была выполнена по  решению Тройственной  комиссии  (США, Англией и Советским Союзом) после окончания второй мировой войны.

В сопровождении боевых кораблей союзников около 50  судов с  погруженными на них химическими боеприпасами, вышли из  Киля и  Эмдена, а  затем были подорваны в  заново намеченных местах затопления. Ими стали районы: в  проливе Скагеррак в 40 милях oт норвежского порта Арендаль (глубина около 600  м) и  близ шведского порта Люсечиль (глубина около 200 м), а также в проливе Каттегат близ мыса Скаген и в проливе Малый Бельт непосредственно у берегов Германии.

По данным шведской стороны в  захоронении близ Люсечиля локализовано 19  затопленных судов с  химическим оружием. В  1987  году представитель Министерства обороны Норвегии заявил, что им удалось точно установить местонахождение 27 судов, затопленных близ Арендаля вместе с германским крейсером «Лейпциг», в  трюмах которых находится 179  тысяч тонн опасных химических веществ.

Аналогичным образом поступил с доставшимся ему химическим оружием и Советский Союз. Советская военная администрация в  Германии (СВАГ) провела в  1947г. затопление партии трофейного германского химического оружия, сосредоточенного в  порту Вольгаст на  севере Германии. Было вывезено и затоплено в двух районах Балтийского моря около 60 тыс. т оружия (чистый вес отравляющих веществ — 20 тыс.т). Около 80% составляли артиллерийские химические снаряды, 15% — авиационные химические бомбы, остальное — фугасы, мины, емкости. Химическое оружие было затоплено в районе Борнхольмской впадины, но  не в  кораблях, а  россыпью и по 10 емкостей в связке. Из Вольгаста химическое оружие доставлялось в  следующие выбранные районы затопления в  Балтийском море с глубинами 100105 м:

—  сначала это был район в  6570  милях юго-западнее Лиепаи, где было затоплено 0,958 тыс.т ОВ (примерно 5 тыс.т боеприпасов);

— в  дальнейшем затопление продолжалось в районе в 14 милях к востоку от о.Христиансё (недалеко от  о. Борнхольм), где было затоплено 11,077 тыс.т ОВ (около 30 тыс. т боеприпасов).

Операция по  затоплению была проведена с июня по декабрь 1947 г. В дальнейшем, затопления ХО проводились на  Балтике в 19511955 гг., 19691972 гг.,1975 г.

Нами недавно обнаружено, что затопления проводились и  в  Ландоргской впадине (примерно в 100 км к северу от о.Готланд) с  глубиной до  459  м, где находится 4316  емкостей с  ИПРИТОМ, 572  емкости с  ЛЮИЗИТОМ, 24  емкости с  другими ОВ и вот именно это затопление уже, что называется, «горит»!

Такие же затопления проводились в  Рижском, Финском заливах Балтийского моря. Имеются также свидетельства, что Финляндия топила устаревшее ХО в Ботническом заливе в 60е годы (журнал «Море» № 1, М. ИОРАН, 1998 г.). В последнее время установлено, что свалки химического оружия имеются и в Ладожском озере.

Таким образом, с  учетом затопления ХО в  проливе ЛаМанш в  объеме 122 тысяч тонн, в Северном и Балтийском морях находятся более 450  тысяч тонн крайне токсичных боевых отравляющих веществ (БОВ).

Наиболее стойкие ОВ, сохраняющие свои поражающие свойства в течение нескольких десятилетий (иприт и мышьяковистые соединения) имеют в общей массе относительный вклад в 43,5% и 22,6%, соответственно.

Химическое оружие затапливалось, чтобы больше о нем не вспоминать. Однако забыть не удалось — затопленное оружие оказалось чрезвычайно опасным для людей и природы.

Скорость коррозии стали в  соленой воде Балтийского моря составляет в среднем 0,13 мм в год. Таким образом, сквозная коррозия оболочек авиабомб может варьировать в  пределах от  13  до  80  лет, артиллерийских снарядов и  мин — 22150  лет. По  мнению экспертов, коррозия корпусов химических снарядов, затопленных в  Балтийских проливах, составляет уже 7080  процентов со всеми вытекающими последствиями. (2)

«Морской экологический патруль», куда вошли и российские океанологи, еще осенью 1997 года обнаружил в районе шведского порта Люсечиль так называемые «придонные концентрации» отравляющих веществ, в первую очередь иприта и люизита, которые в  сотни раз превышали фоновый уровень.

Как считают специалисты, в  морскую воду и  донные отложения уже поступило около семи тысяч тонн иприта и  других боевых отравляющих веществ. В ближайшее время ожидается почти семикратное увеличение истечения ОВ в воду из-за прокородировавших корпусов бомб. Известно больше сотни случаев, когда рыбаки, выбирающие со  дна тралы, получали химические ожоги. С 1985 по 1995 год по данным Международного центра Конверсии в Бонне (BICC) было отмечено около 353 случаев подъема химических боеприпасов вместе с рыбой только на  датских траулерах. (3) После этого их снабдили картами, на  которых обозначены зоны, где лов рыбы запрещен.

Некоторые ученые, считают, что опасность слишком преувеличена. Они убеждают, что процесс гидролиза, находящегося в  воде ОВ, сам собой уничтожит все проблемы с  ликвидацией химического оружия. Есть ли у них основания для этого?

Вроде  бы и  есть, так как проведенные лабораторные испытания подтверждают, что боевые отравляющие вещества при гидролизе теряют свои боевые свойства. Но при этом забывают, что теряются такие свойства, которые позволяют отравляющим веществам быстро выводить из строя живую силу противника. Но ведь речь не об этом!

Возьмем основное БОВ затопленное в Балтике — ИПРИТ. Это стойкое ОВ кожно-нарывного и  обще-токсического действия. Жидкий иприт быстро просачивается через ткани, картон, тонкую резину. Быстро впитывается в кожу, кирпич, бетон, необработанную древесину, старые масляные покрытия. Очень плохо гидролизуется. Ферментный яд. Обладает мутагенным действием. Противоядий нет. В  процессе гидролиза происходит образование димеров и  более сложных продуктов. Один из  обычных продуктов этой смеси вдвое, а другой (полуторный иприт, так называемый, агент Q) — впятеро токсичнее самого иприта.

Одно из  соединений, образующееся в  результате гидролизации — тиодигликоль — является сильным токсикантом, хорошо растворим в  воде, и  характеризуется значительной скоростью миграции в объектах окружающей среды.

Азотистые иприты при взаимодействии с  водой образуют промежуточные вещества, не уступающие по  токсичности исходным.

ИПРИТ может сохранять свои эколого-токсические свойства (при потере боевых) несколько десятилетий. Так, партия иприта, захороненного в  США на Эджвудском арсенале (штат Мэриленд) в 1941 г. без дегазации, была найдена мало изменившейся при вскрытии этого захоронения через 30  лет. Там  же отмечены поражения людей остатками иприта через полвека после его попадания в почву). (4)

Иприт, затопленный в Японии в первые годы после второй мировой войны на мелководье в прибрежной полосе, вызвал поражения людей в 1962 и 1970 гг.

В мае 1990 гoдa на берегу Двинского залива Белого моря близ Архангельска были обнаружены миллионы мертвых рыб и морских звезд, десятки тысяч крабов и моллюсков. Пробы показали, что причиной гибели стал иприт из  затопленных в  50х годах химических боеприпасов.

Из опыта немецкого специалиста: «Даже под влиянием слоя дождевой воды, которая покрывает иприт в  частично наполненных сосудах, это ОВ сохраняется в течение ряда лет». (5)

Об этом так  же свидетельствует модельный опыт, выполненный в  Канаде: смесь веществ, образующихся в  результате гидролиза иприта, сохраненная в  течение 15 лет, оказалась биологически опасной.

Особую опасность выделением в морскую воду обладают мышьяко-содержащие БОВ.

1. ЛЮИЗИТ (бетахлорвинилдихлорарсин) — мышьякорганическое  стойкое ОВ кожно-нарывного и  обще-ядовитого (нарушение внутриклеточного углеводного обмена) действия. Общетоксическое действие люизита на  организм многогранно: он поражает сердечнососудистую, периферическую и  центральную нервные системы, органы дыхания, желудочно-кишечный  тракт. Легко гидролизуется водой с  образованием токсичного бетахлорвиниларсиноксида.

Люизит хорошо растворим в  жирах, маслах, нефтепродуктах, легко проникает в  различные природные и  синтетические материалы (дерево, резина, поливинилхлорид) Люизит химически активен. Он легко взаимодействует с кислородом, атмосферной и  почвенной влагой, при высоких температурах горит и  разлагается. Образующиеся при этом мышьяко-содержащие вещества сохраняют свой «наследственный» признак — высокую токсичность. Продукт гидролиза люизита — оксид (2-хлорвиниларсиноксид), чье токсическое действие не меньше, чем у самого люизита, а устойчивость много выше.

2. АДАМСИТ —  отравляюще  вещество раздражающего действия. Плохо растворим в  воде и  органических растворителях, хорошо в ацетоне. Химически стоек. Продуктом гидролиза адамсита является оксиддигидрофенарсазина, который оказывает не меньшее раздражающее действие, чем сам адамсит. Вызывает коррозию железа и медных сплавов.

3. ДИФЕНИЛХЛОРАРСИН —  стоек к  влаге, кислороду воздуха, не действует на металлы.

4. ДИФЕНИЛЦИАНАРСИН —  стоек к  влаге, кислороду воздуха, не действует на металлы. Оксид, образующийся при взаимодействии с  водой дифенилхлорарсина и  дифенилцианарсина, по  своему раздражающему действию не уступает исходным ОВ. Поэтому их гидролиз также не ведет к обезвреживанию.

5. ХЛОРАЦЕТОФЕНОН —  является одним из  наиболее сильнодействующих лакриматоров (вещества, вызывающие слезотечение). Химически устойчив, медленно гидролизуется, и  только при кипячении в  водноспиртовых растворах щелочей теряет раздражающие свойства. (5)

Учеными Международного экологического центра установлено, что период полуразрушения основных БОВ составляет: по  ИПРИТУ — 856  лет, по  ЛЮИЗИТУ — 283  года, по  ЗАРИНУ — 84  года, по ЗОМАНУ — 61 год.

Таким образом, считать, что все само «рассосется» — значит обманывать самих себя, подвергать опасности сотни миллионов жизней жителей Европы. Недаром в  принятой 180  государствами, в  том числе Россией и США 13 января 1993 года Парижской Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия записано, что при уничтожении химического оружия не должны применяться такие методы как сжигание его на  открытом воздухе или затопление в океане.

В середине шестидесятых годов английским генетиком Шарлоттой Ауэрбах открыто мутагенное и канцерогенное свойства иприта, отчего его ещё называют «лучевым ядом». Было выяснено, что он способен накапливаться в организме человека, исподволь разрушая его генный код. Беда может миновать как первое, так и второе поколение тех, в чей организм проник иприт, дав знать о себе лишь в третьем или в четвертом колене вспышкой онкологических заболеваний, появлением на свет младенцев с тяжелыми патологиями. (6).  Опасные дозы ядов будут накапливаться в  растениях, зоопланктоне и  рыбе, которая со  временем вполне может приспособиться к новым условиям.

Исследования российского генетика профессора В. А. Тарасова привели к  печальным выводам относительно будущего миллионов европейцев, подверженных потенциальной угрозе со  стороны затопленных германских химических арсеналов.

Не случайно в  программу проведения углубленного обследования населения, связанного с производством БОВ (7) включены более двадцати возможных заболеваний.(8)

Технологии

Десятилетия замалчивания привели к  тому, что интеллектуальные силы тратились на  создание атмосферы благополучия вокруг данного вопроса. В результате дальше мониторинга районов и составления сводных карт о местах затопления химического оружия исследования не двигались.

Отметим, что способов уничтожения химического оружия предложено очень много, но  только два из  них доведены до уровня технологий: метод сжигания, реализованный в  США и российский двухстадийный метод.

Американская схема сжигания организована по  принципу непрерывного потока. Но  в  результате на  одну тонну сжигаемого зарина получается около 8  тонн солевого концентрата (по  российским меркам первого класса опасности).

В предложенной российской технологии реализуется принцип дискретности: в  работе находится только один боеприпас и пока содержимое его не будет уничтожено, другое изделие не вскрывается. Кроме того, эта технология предполагает двухстадийное уничтожение БОВ.

Но все это применимо к ХО, находящемуся на складах наземного хранения. А возможно ли уничтожение БОВ, лежащих на  дне моря? А если говорить о многострадальной Балтике, то, помимо химического оружия, там существуют еще около шести десятков свалок токсичных промышленных отходов?

Были предложены многочисленные технологические решения. Вот некоторые из них.

Ряд ученых предлагает то, что «залежи» следует законсервировать. Например, с помощью специального материала акваполимера. Он был разработан американскими учеными для космических нужд. Твердые гранулы материала опускались в  воду, содержащую все необходимые вещества для питания растений, и через 34 часа каждая из гранул, забрав в себя воду, увеличивалась в  400  раз и  превращалась в  мягкий кубик. В  почву, состоящую из  множества мягких кубиков акваполимера, высаживались растения, и в космосе такая почва, не выделяя никакой пыли и  не выливаясь из  сосудов, обеспечивала нормальную жизнедеятельность растений.

В случае со  схемой, предлагаемой для консервации судов с химическим оружием, предложен следующий порядок строительства укрытия:

— с судна, подлежащего укрытию, срезается надстройка;

— в корпусе судна заделываются все отверстия;

— в технологические отверстия вводятся гранулы акваполимера;

— отступив несколько метров от  контура судна натягивается мягкая прочная оболочка;

— в образовавшиеся контуры так  же вводится гранулированный акваполимер.

Однако очень сложно представить себе проведение подобных работ, когда объекты находятся на глубинах свыше 100 метров.

Была также предложена технология создания саркофага на  местах компактного затопления БОВ с помощью специального бетона. Только одно дело заливать затонувшую подводную лодку со  сверхпрочным корпусом, а  другое хаотично разбросанные сгнившие корпуса. Даже если суммарную площадь в 1000000 кв. метров покрыть слоем 0,3 м, а над каждым кораблем образовать курган или гряду, то понадобится не менее 1 млн.тонн бетона. При этом все ареалы заражения будут незатронуты. Если учесть, что на дне лежит слой зараженного ила, то  можно себе представить картину опускания в ил бетонной плиты или организацию бетонного заграждения в  жидких иловых средах. Ил будет выдавлен наружу или будет бить фонтаном через образующиеся трещины. Для экранирования потребуются уже многие миллионы тонн бетона. Главный недостаток способа — неизбежные трещины и невозможность полной локализации мест свалок. Также при подобном методе процесс гидролиза невозможно будет контролировать.

Есть  ли выход из  создавшегося положения?

Группой ученых представляющих Международный Экологический Фонд «Балтэко» разработаны оригинальные технологии уничтожения боевых отравляющих веществ. Они основаны на  новейших данных и  разработках в  области физики, химии, биологии, материаловедения, гидроаккустики. Появился шанс справится с  опасностью, и не использовать этот шанс преступно.

Сейчас в распоряжении ученых Фонда имеются следующие технологии:

— технология уничтожения ОВ с использованием «дезинтегратора» с  получением полезных продуктов в  результате проведения технологических операций. Например, из  иприта можно получать бутиловый спирт (производительность по  иприту — 260 литров в час);

— технология уничтожения ОВ с использованием высокотемпературных реакторов (ВТР) (производительность по ОВ — 3 тонны в час);

— уничтожения ОВ с  использованием особой виброкавитационной технологии (ОВКТ).

Эти технологии прошли апробацию, изготовлены лабораторные образцы оборудования.

Так же в  распоряжении Фонда имеются и  технологии, позволяющие проводить работы по  уничтожению БОВ, находящихся на  дне акваторий, без проведения крайне опасных и  дорогостоящих работ по подъему ХО со дна.

— уничтожение ОВ с  использованием адресного, неконтактного комплексного ионизирующего и электромагнитного излучения без применения высоких температур и давлений;

— технология адресного, неконтактного воздействия на ОВ с использованием гидроаккустических каналов океана.

Все вышеуказанные технологии приводят к  деструкции ОВ, переводу его в  разряд неопасных и безвредных. Проводились опыты воздействия как на  органические, так и неорганические соединения. Были получены положительные, устойчивые результаты адресного воздействия на  обрабатываемые образцы. При этом находящиеся рядом с  обрабатываемым объектом, контрольные образцы не претерпевали никаких изменений. Воздействие проводилось как с  минимальных, так и  с  максимально возможных, в  условиях лабораторных работ, расстояний. Подробнее об этих технологиях может быть сообщено заинтересованным в этом лицам или организациям.

Особо хотелось  бы отметить еще одну технологию и  способ консервации ОВ на дне водоемов. Способ представляет методику укрытия захоронения химических боеприпасов на дне водоемов, включающий и  ускорение процесса деструктуризации самим материалом укрытия. Укрытие производится простейшим способом засыпки больших площадей 2х компонентным щебнем горных пород. Этот состав способен разрывать молекулы органических соединений, не расходуя при этом собственный материал. Способ запатентован и  практически готов к  использованию, поскольку вредных экологических последствий не имеет. Глобальный эксперимент ставит уже много миллионов лет сама природа.

Необходимо предусмотреть широкое использование подводных робототехнических систем для решения задач по  исследованию затопленных отравляющих веществ и для их ликвидации.

После применения в  работе этих технологий останется еще одна проблема, о  которой пока не очень активно говорят, но которая неотступно следует за всеми ядовитыми веществами, помещенными в водную среду. Имеется в  виду память воды. Вода обладает уникальным свойством — информационной памятью (докторская диссертация С. Зенина). Она «помнит» обо всех химически агрессивных материалах, ядовитых процессах, тяжелых металлах и  пр., с  которыми имела контакт. При попадании в живые организмы такая вода, даже будучи химически чистой, вызывает различные виды болезненных реакций, характерных для ядовитых веществ, находившихся в  ней. Стереть предыдущую информацию очень трудно. Отец современной гомеопатии Ганеман говорил: «Я  убираю вещество, оставляя его силу». Двухсотлетняя практика гомеопатии подтверждает его слова о  том, что чистая по  своему химическому составу вода может обладать огромной биологической активностью ранее хранившегося в  нем вещества. При многократных разведениях память о химической структуре растворенного вещества сохраняется. Соотношение разведения примерно 1:6000.

Здесь уместно напомнить, что же из себя представляет Балтика. Это море имеет площадь — 422,7  тыс.кв.км. Средняя глубина около 48  м. Водообмен происходит в нем лишь раз в 27 лет. А количество захороненных в  его «глубинах» отравляющих веществ составляет шестикратную смертельную дозу для всего живого на его берегах.

С поверхности Балтийского моря испаряется в  год более 580 000 000 000  тонн воды. На  землю в  виде осадков выпадает примерно 1/3  испарений. Следовательно, на  Европу, в  случае катастрофы с  БОВ и  его перемешивания с  водой будет в  виде осадков выпадать, примерно,  193 000 000 000  тонн  отравленной воды в год…

Наряду с технологиями по уничтожению БОВ, Международный Экологический Фонд «Балтэко» предлагает новую технологию «стирания» памяти воды содержавшей ХО. В природе стирание памяти возможно только лишь при испарении или замораживании и  последующем оттаивании воды. Технология «Балтэко» основана на  использовании комплекса минералов природного происхождения.

Заключение

Многие предпочитают реальным действиям бесконечные споры о том, когда произойдет выброс — через 3, 5, 8  или более лет. Необходимо помнить одно — если предотвратить залповый выброс еще можно попытаться, то  ликвидировать его последствия будет практически невозможно.

Для спасения жизни в  Европе необходимо использовать весь арсенал технических достижений и максимум ресурсов.

В 1974  году была подписана Конвенция по охране морской природной среды региона Балтийского моря, известная под именем Хельсинкской. Вступив в  силу в  1980  году, она провозгласила, что: «защита и улучшение состояния морской среды региона… являются задачами, которые не могут быть эффективно решены усилиями отдельных стран, что существует неотложная необходимость в  тесном сотрудничестве в  масштабе всего региона и в принятии соответствующих мер международного характера, направленных на решение этих задач…»

Подтверждение на  уровне международного судебного решения виновности стран, затопивших химическое оружие в  проливах и  открытой акватории Балтийского моря, ставит их перед фактом полного финансирования работ по  ликвидации этих захоронений. Кроме того, правительства стран, в  чьих территориальных водах находятся захоронения химических веществ, угрожающие всему региону Балтийского моря, не выступают инициаторами подобных судебных разбирательств, бездействуя из политических соображений.

Мы предлагаем забыть то, кем было проведено затопление ХО, чтобы сообщество заинтересованных государств смогло «развязать руки» международным институтам для финансирования этой работы, без опасности навлечь на  себя судебные разбирательства, о которых говорилось выше.

Эта сложнейшая экологическая, социальная, техническая и  политическая проблема может быть успешно решена, если международное сообщество не упустит время и  проявит инициативу по  избавлению народов Европы от  наследия Второй мировой войны.

На своем уровне, в качестве первого шага мы считаем необходимым провести в Санкт-Петербурге международную конференцию по  этой проблеме и  выработать программу действий.

Литература:

1. В. Н. Александров,  В. И. Емельянов  Отравляющие вещества. М., Военное издательство, 1990 г.

2. Л. А. Федоров Необъявленная химическая война в России: политика против экологии. М., 1995 г.

3. Е. В. Дабах Оценка воздействия химического оружия и продуктов его трансформации на почву. Материалы первой межрегиональной научной конференции «Проблемы уничтожения химического оружия», г. Киров, 28 августа 2000 г.

4. В. С. Ястребов,  М. Б. Игнатьев,  Ф. М. Кулаков, В. В. Михайлов «Подводные роботы», изд. Судостроение, Ленинград, 1977.

5. М. Б. Игнатьев Ядовитое наследство. Труд, № 18, март 2000 г.

6. О. И. Ефимов «Способ выполнения подводных подъемно-транспортных операций и  устройства для его осуществления» Патент РФ на  изобретение № 2238876 с приоритетом от 11.03.2001.

7. Б. Д. Рудой, Т. Я. Ашихмина, А. Ф. Труфанов и др. Оценка возможного воздействия ОУХО на  здоровье населения в Кировской области. Материалы первой межрегиональной научной конференции «Проблемы уничтожения химического оружия», г. Киров, 28 августа 2000 г.

8. Журнал «Море» № 1, М. ИОРАН, 1998 г.

9. Е. Новожилова. Отравленная Балтика.

10. В. В. Аникеев. Оценка экологической опасности от  химического оружия, затопленного в  Балтийском и  Северных морях. М., Национальный комитет экологической безопасности, 1999 г.

11. Т. Н. Борисов. Затопленное химическое оружие угрожает Балтике, BRC INTO, 2005 г.

12. Ф. А. Брокгауз,  И. А. Ефрон.  Испарение,  Энциклопедический словарь, СПб, 18901907 гг.

13. История проблемы, Латвийский зеленый крест, 2003 г.

14. О. Тарасов. Черная быль Ладоги. Ленинградская правда, 1012 апреля 1991 г.

15. О. Дорофеев. Международное право против химического оружия, 21 февраля 2001 г.

16. Б. Т. Суриков Под угрозой не только Балтика, 1993 г.

17. Ю. Г. Афанасьев,  А. Г. Овчаренко,  С. Л. Раско, Л. И. Трутнева. Химическое оружие.

18. Балтийское море. Большая советская энциклопедия в  30  т., М.: Советская энциклопедия, 19691978  гг.

 

Сведения об авторах

Ефимов О. И. — профессор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета, Игнатьев М. Б. — председатель Санкт-Петербургского отделения Российского Пагуошского комитета, профессор Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического  приборостроения,  Коробейников Ю. В. — член Санкт-Петербургского отделения Российского Пагуошского комитета, зам.генерального директора ООО «Балтэко», Косовцев В. П. — генеральный директор Некоммерческого партнерства «Союз Ветеранов ВОВ», Шеповальников А. Н. — главный научный сотрудник Института эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова РАН

 

О. И. Ефимов,

М. Б. Игнатьев,

Ю. В. Коробейников,

В. П. Косовцев,

А. Н. Шеповальников

Санкт-Петербургское отделение

Российского Пагуошского комитета

при Президиуме РАН

 

Другие материалы в этой категории: Технологии "зеленого" топлива »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена