elektronik sigara ПРИЗНАКИ НЕЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ...

A+ A A-

В.С. Жуковский,

Финансовый аналитик, ведущий программы

«Точка зрения» на канале «Красная линия»

В России признаком высокой политической культуры принято считать неспешный умиротворенный стиль в обсуждении экономических проблем. Со стороны может даже показаться, что у нас на это есть время. Продолжаются разнообразные высокие консультации на тему: что же все-таки не так с нашей экономикой, и какие косметические меры и осторожные манипуляции можно провести, чтобы никого из «видных экономистов» не обидеть, должностей не лишить, методы их работы сохранить, но при этом вывести страну с траектории «замедленного экономического роста», которая в более корректном изложении называется упадком.

Увы, порцией холодного душа для любителей либеральной словестной эквилибристики из финансово-эко­номического блока Правительства стал очередной отчет Росстата. Язык цифр говорит нам о спаде производ­ства на 0,2% в январе текущего года. При том, что в январе хилого про­шлого года в отечественной деин-дустриализированной низкопере­дельной сырьевой экономике также фиксировался спад выпуска — тогда промышленное производство сжа­лось на 0,4%. Может тут стоит найти повод для радости? Ведь спад полу­чился меньше, чем в прошлом году!

 

Говоря о более ранней статистике, напомним, что темпы роста промышленного   производства упали с 8,5% в январе 2010 г. до 6,2% в январе 2011 г. и 3,6% в первом месяце 2012 г. То есть ни о каком эффекте «высокой базы» говорить не приходится. Спад давно не явля­ется новостью.

 

Обрабатывающая промыш­ленность в январе 2014-го демон­стрирует нулевую стагнацию. Более-менее стабильная ситуация в низкопередельной добывающей промышленности, которая про­должает удерживаться на плаву в силу весьма благоприятной ценовой конъюнктуры на мировых товарно-сырьевых биржах и про­должающейся работе печатных станков в США, ЕС, Японии, Великобритании и Китае. Произ­водство в добыче сырья выросло на 0,9% после роста на 0,2% годом ранее. Однако даже этот пока­затель заметно хуже 1,8 и 2% в 2012 и 2011 гг. соответственно.

 

Основной вклад в общее сни­жение производства внесли так называемые естественные моно­полии — производство и распределение электроэнергии, газа, тепла и воды упало на 3,9% в первом месяце 2014 г. Притом что в январе 2013 г. динамика производства была не столь внушительна, чтобы спровоцировать коррекционное снижение сегодня. Тогда был рост всего на 0,8%. Принимая во вни­мание то факт, что спрос на услуги естественных монополий является опережающим макроэкономиче­ским индикатором, отражающим ситуацию в реальном секторе эко­номики, его спад наглядно свиде­тельствует о кризисном состоянии промышленности.

Наибольшие опасения вызывает спад производства в целом ряде высокотехнологичных несырьевых отраслей, которые теоретически должны стать фундаментом для форсированного развития научно-технического и инновационного потенциала, преодоления техниче­ской отсталости и внедрения пере­довых трудо- и ресурсосберега­ющих технологий.

А практически — их тяжело лихорадит. Так, производство экс­каваторов упало на 29,8%, кузнеч-нопрессовых машин — на 62,1%, электродвигателей — на 62,7%, силосоуборочных комбайнов — на 62,5%, лифтов — на 21,8%, шари­ковых и роликовых подшипников — на 36,2%, воздушных и вакуумных насосов — на 39,7%, газовых турбин — на 85,5%, микросхем — на 49%, генераторов переменного тока — на 87,5%, автомобилей — на 26,2%, троллейбусов — на 75,9%, грузовых автомобилей — на 85,1%, кузовов для автомобильного транс­порта — на 45%, электровозов — на 10%, грузовых магистральных вагонов — на 24,6%, магистральных электровозов — на 10%.

Немного о сельском хозяй­стве. Сокращении производства мясной продукции — на 18,1%, мяса птицы — на 8,9%, мясных консервов — на 40,8%, пшеничной и ржано-пшеничной муки — на 23%, гречневой крупы — на 32%, под­солнечного масла — на 18,4%, кон­сервированных овощей и грибов — на 41,7%, соков — на 28,9%.

То есть, помимо обострения проблемы       деиндустриализации и дезинтеграции экономики, про­должается углбление зависимости экономики от импортных товаров первой необходимости, прежде всего, — продуктов питания, что наносит дополнительный удар по продовольственной безопас­ности и суверенитету страны.

Столь драматичного обвала в производстве наукоёмкой про­дукции в России не наблюдалось аж с зимы кризисного 2008-2009 гг. Сохраняя свои позиции, политика в стиле Гайдара-Кудрина силами новых «экономических светил» вос­производит:

— недофинансирование эконо­мики и инфраструктуры посред­ством изъятия нефтедолларов через «бюджетное правило»,

  поддержание завышенных процентных ставок и обменного курса рубля,

  отказ от ограничения произ­вола монополий и снижения клю­чевых тарифов,

  коррупционные поборы и административные барьеры на пути инициативного националь­ного бизнеса.

Страна объективно продолжает погружатся в глубокий структурный, валютно-финансовый и инвести­ционный кризис. Спад инвестиций на 0,3% в 2013 г. перерос в откро­венный обвал капитальных вло­жений на 7% в первом месяце 2014 г.

Даже устойчиво высокий приток нефтедолларов от распро­дажи невосполнимого минерального сырья оказывается не способен дать стимул вложениям в российскую экономику, перешедшую, насколько можно судить, из статуса развиваю­щейся в состояние стабильно недо­развитой.

str-21В ситуации, когда свыше 55% всех суммарных капитальных вложений осуществляют государственные и квзигосударственные корпо­рации, это не вызывает удивления. По мере окончания реализации крупномасштабных затратных про­ектов в «индустрии впечатлений», происходит логичный обвал инве­стиций. Малый и средний бизнес либо активно бежит из страны, либо закрывается и уходит в тень. Только в 2013 г. перешли в «режим невиди­мости» или обанкротились свыше 620 тысяч ИП, а собираемость налога на прибыль упала на 12%!

 

Не лучше обстоят дела в стро­ительном комплексе, где объём выполненных строительных работ упал практически на 5,4%, несмотря на непрекращающиеся рассуж­дения чиновников о необходимости развития жилищного строитель­ства, повышения степени доступ­ности жилья и преодоления дефи­цита предложения новых квартир. Ну не помогают разговоры, и все тут! Весьма показательно, что в России и сегодня 80% россиян не в силах позволить себе улуч­шить свои жилищные условия даже с учётом ипотеки. Высокие ставки по кредиту, неподъёмный первый взнос, высокая стоимость ква­дратного метра жилья (в среднем в 2,3-2,5 раза выше средней зар­платы по стране) и сравнительно низкий уровень трудовых доходов подавляющей части населения (у 73% россиян зарплата ниже средней по стране в 29,6 тыс. рублей, а у 50% и вовсе ниже 20 тыс. рублей даже по официальным оценкам Рос-стата) превращают жильё из объ­екта первой необходимости в непо­зволительную роскошь. Сколь-либо позитивных перспектив в этой острейшей социальной проблеме объективно не просматривается.

Росстат отчитался о снижении уровня жизни подавляющей части населения страны и сжатии пла­тёжеспособного спроса россиян. Согласно официальным и полит­корректно «причёсанным» оценкам, в январе 2014 г. произошло сокра­щение величины чисты реальных располагаемых доходов россиян на 1,5%. При том, что и годом ранее рост уровни жизни был весьма скромным и едва отличался от статистической погрешности (0,6%). А с учётом реальной оценки инфляции, и вовсе уместно говорить о падении уровня жизни россиян на 2-4% в годовом выражении, как в текущем, так и в предыдущем году.

str-22Наряду с удручающими циф­рами по промышленному производ­ству были опубликованы и другие весьма важные макроэкономиче­ские показатели. Так, по итогам одного лишь первого месяца 2014 г. из России частным сектором было вывезено свыше 17 млрд. долл. Это уже половина от запланиро­ванного  Правительством  на весь

2014 г. объёма! Такими темпами к концу года из России утечёт что-то в районе 75-80 млрд. долл.

Международные валютные резервы России сжались на 20 млрд. долл. — с 510 млрд. в начале января 2014 г. до 490 млрд. в середине февраля.

Несмотря на обещания властей навести порядок с тарифами монополий и регулируемых отраслей,формально замороженные

на уровне прошлогодней инфляции тарифы умудряются отмороженно расти на 9-14%! Ни о каких темпах роста потребительских цен для населения в пределах 4,5-5%, зало­женных в бюджет и основные направления единой государ­ственной денежно-кредитной поли­тики ЦБ РФ, уже можно не мечтать.

При этом наиболее сильный удар прийдется по регионам, которые сидят на голодном пайке и подачках из феде­рального центра, не имеют доступа к притоку нефтедолларов и погрязли в долгах. Напомним, что по итогам 2013 г. размер бюджетных дефицитов регионов подскочил аж в 2,3 раза (до 640 млрд. рублей). Размер долговой нагрузки вырос на треть (до 1,49 трлн. рублей), а расходы на их обслуживание увеличились на 23%. Неудивительно,что на фоне затухания российской сырьевой экономики, парализованной «голландской болезнью» и корруп­цией, без малого на 12% упали сборы налога на прибыль, который обеспечи­вает до трети всех поступлений в реги­ональные бюджеты.Показательно, что совокупные доходы консолидированных бюд­жетов регионов в 2013 г. в абсо­лютном измерении выросли всего на 1,7% по сравнению с предыдущим годом. Это означает, что в реальном выражении, т. е. с учетом офици­альной и весьма хорошо «причё­санной» инфляции в 6,5%, они стали меньше почти на 5%. Расходы реги­ональных бюджетов в номинальном выражении выросли на 6%, т. е. в реальном выражении сжались не менее, чем на 0,5%.

Кроме того, у 28 регионов доходы упали даже в номинальном выра­жении без учёта темпов роста цен: в Тюменской области (без округов) — на 28%, в Новгород­ской области — на 19%, в Чечне — на 16%. Суммарный дефицит реги­ональных бюджетов в 2013 г. вырос по сравнению с предыдущим годом до 640 млрд. руб. — т. е. с 3,5% до 7,8% доходов субъектов федерации.

В прошлом году лишь 6 регионам удалось полностью покрыть свои расходы за счет собственных вну­тренних источников. Суммарный профицит этих регионов, удержав­шихся в зоне самофинансирования, составил не более 27 млрд. руб., тогда как остальные 77 субъектов феде­рации не досчитались мистических 666 миллиардов. Пугает сама дина­мика снижения численности регионов-доноров.Напомним — в 2012 г. таковых было 16, а их доходы пре­вышали расходы на 76 млрд. рублей. Тогда как дефицитных субъектов было 67 с суммарным дефицитом в размере 355 млрд. руб.

Тем временем, в благостном отрыве от реальности, творящие экономическую повестку дня сто­ронники либеральной модели в Правительстве продолжают про­странно рассуждать: вошла ли рос­сийская экономика в состояние рецессии, стагфляции или просто-напросто имеет место временное затухание экономического роста перед финальным скачком в светлое постиндустриальное будущее эко­номики знаний (с утечкой лучших умов и полуживой наукоёмкой про­мышленностью). Дискуссия идет интересная. Жаль — не на той пла­нете.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена