elektronik sigara Владимир Гутенёв: "Не вижу для России причин отставать"

A+ A A-

Владимир Гутенёв: "Не вижу для России причин отставать"

Оцените материал
(0 голосов)

 На вопросы «Экспертного Союза» ответил первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России В.В. Гутенев. 

«Э.С.»: Владимир Владимирович, разрешите поздравить Вас с занятием важного и ответственного поста в Государственной Думе нового созыва. Теперь Вам предстоит непосредственно участвовать в выработке мер

законодательной поддержки масштабного замысла реиндустриализации России. На сколько, по-Вашему,  4 серьезен этот вызов, каковы его предпосылки? 

"В.Г.": Прежде всего, следует подчеркнуть, что сама по себе постановка вопроса о необходимости новой индустриализации, на мой взгляд, знаменует важнейший принципиальный поворот в стратегии социально-экономического развития страны. По сути, речь идет о давно ожидаемом переходе от преимущественно экспортно-сырьевой экономики к восстановлению и масштабному и динамичному развитию ее промышленного сектора.

Полагаю, что это связано с окончательным осознанием государством и обществом исчерпанности сырьевого пути развития, его бесперспективности. Думаю, что немаловажную роль сыграл глобальный финансово-экономический кризис, который отчетливо подчеркнул значение реального сегмента  экономики для устойчивого развития.

Ведущие мировые эксперты выделяют свыше двух десятков причин его возникновения. И одной из основных, по их мнению, стал структурный кризис в ведущих западных экономиках, прежде всего, американской. В его основе лежит тенденция существенного снижения удельного веса обрабатывающего сектора путем вывода промышленных производств в страны с дешевой рабочей силой. В настоящее время доля реального сегмента в американской экономике составляет около 20%, она, по-сути, стала во многом виртуальной. Этот дисбаланс и повлек за собой негативные последствия, в том числе и в финансовой сфере, где, в частности, доллар, как и любая другая валюта, отражающий прежде всего мощь экономики, не получает должного реального обеспечения.

Один из известных экономистов по этому поводу образно заметил: «Сегодня международное разделение труда выглядит так. Китай – это мировая фабрика, а Америка – мировой желудок».

Заметим, что и в России падение ВВП в кризисные 2008-2009 годы (около 9%) оказалась намного глубже, чем в любой из стран с развитым индустриальным сектором.  В то же время, к примеру, тот же Китай продолжил рост, или экономика Польши, ориентированная на промышленный экспорт в страны ЕС.

Так что задача  новой индустриализации назрела со всей очевидностью. И о решимости высшего руководства России совершить переход к ней на деле, свидетельствует недавняя программная статья Владимира Владимировича Путина об экономических задачах.

 Чрезвычайно важно, что курс на новую индустриализацию отвечает широким общественным ожиданиям. Действительно,  большинство российских  граждан понимает, что только промышленно развитая страна может занять достойное место на международной арене и продвигать интеграционные процессы на просторах бывшего СССР и Евразии. Только мощная индустрия гарантирует военную безопасность страны, создает рабочие места и достойный заработок, обеспечивает выгодный товарообмен с глобальным рынком. Без промышленной базы невозможно развитие науки и системы образования. И только в индустриальной, высокотехнологичной экономике имеют возможность для самореализации высокообразованные люди, особенно с техническим образованием.

И это понимание, на мой взгляд, является тем мощным общественным организационным и морально-психологическим ресурсом, который позволяет успешно решать задачи новой индустриализации России в условиях общественно-политической стабильности и сильной государственной власти. 

«Э.С.»: Действительно, поддержка общества в вопросе модернизации экономики близка к абсолютной. И это понятно. Но вопрос к вам, как к доктору технических наук – каким видится алгоритм работы?

"В.Г".: Если говорить в общем виде, то вначале мы должны понять, каковы стартовые условия. Ведь за последние 20 лет российская экономика по-сути отброшена в доиндустриальную эпоху: доля обрабатывающей промышленности в валовой добавленной стоимости упала с 22% до 16%, доля машиностроения — с 9% до 1%.  При этом, если в 1990 г.  10% экспорта приходилось на  машиностроение, то к настоящему времени  всего лишь - 5,4%.

Затем оценить свои возможности. Очевидно, что у  России есть все шансы существенно повысить уровень индустриализации — это масштабный, причем растущий внутренний спрос, в том числе и на территории Таможенного Союза, да и практически на всем  постсоветском пространстве. Есть богатые природные ресурсы, технологические заделы в ряде отраслей (ОПК, аэрокосмическая индустрия, энергетическое машиностроение, атомная энергетика и др.) выгодное евразийское расположение, доступ к основным рынкам США, ЕС, Китая, пока еще высокий уровень базового образования населения.

И надо, наконец, сделать правильный вывод из опыта постсоветского реформирования экономики. Он показывает, что практически стихийное ее развитие приводит к явно отрицательным результатам, опровергая расхожие представления о всемогуществе «невидимой руки рынка».

Поэтому государство должно осуществлять стратегическое планирование развития экономики, мобилизовать ресурсы для решения такой масштабной задачи, как восстановление и развитие индустриального потенциала и создать необходимые законодательные и иные условия для ее успешного решения, в том числе, стимулирующие частную инициативу.

Речь, прежде всего, идет о совершенствовании фискальной и тарифной сферы, развитии конкуренции, борьбе с забюрократизированностью и коррупцией  в интересах формирования благоприятного инвестиционного климата, потому, что создать новую индустрию только за счет бюджетных средств невозможно.

Когда говорят о диверсификации экономики, то может возникнуть впечатление, что на сырьевых отраслях надо чуть ли ставить крест. Напротив, мы считаем, что именно сырьевые ресурсы являются дополнительным и очень важным фактором создания новой индустрии. Если успешные компании в нефтегазовом, металлургическом секторах, в нефтехимии будут формировать значительный внутренний спрос для нашей промышленности, это уже само по себе на 50% обеспечит успех в решении задачи новой индустриализации. При этом сами сырьевые производства будут переходить на более высокие технологические переделы. 

«Э.С»: Как говорится, осталось только начать и закончить. Какие шаги в этом направлении будут приоритетными? 

"В.Г.": На этот вопрос вполне определенно ответил в своей статье В.В.Путин: для запуска «новой индустриализации» за три года в экономику страны будет вложено около 43 трлн. рублей. Он отметил: «Чтобы оценить масштаб, могу сказать: это примерно равно объему всего ВВП страны в прошлом году» При этом, по его словам, будет модернизировано или вновь создано до 25 млн. современных рабочих мест. А уровень инвестиций в основной капитал в целях новой индустриализации уже к 2015 году будет доведен до 25% ВВП, а затем и до 30%. Все это позволит в предстоящие 10 лет в полтора раза увеличить ВВП на душу населения, поднять этот показатель с сегодняшних 20,7 тыс. долларов к отметке в более чем 35 тыс. долларов на человека. 

       «Э.С.»: Вам хорошо известно, что для наших машиностроителей крайне важен доступ к современным технологиям, но в таком алгоритме, который позволил бы интенсивно решать задачу импортозамещения. Как пройти между сциллой и харибдой?

"В.Г.": Приступая к реиндустриализации, мы должны понимать, что просто так никто не будет с нами делиться своими новейшими технологиями. Нужно заимствовать чужой опыт, где возможно, и добавлять к нему свою интеллектуальную составляющую. Шанс для получения высоких технологий, прежде всего, из Европейского Союза, стран Юго-Восточной Азии, предоставляется в условиях глобального кризиса. Ряд крупных российских корпораций успешно воспользовались благоприятной конъюнктурой на внешних рынках. Там, где нам до кризиса не продавали технологии, некоторым российским предприятиям удалось купить их в кризисный период. Более того, некоторые зарубежные предприятия приобретались целиком. Мне кажется, что это очень хорошая практика, которую стоит продолжить. Сегодня формируется единое таможенное пространство, которое расширяет и без того немалый российский рынок. В этих условиях удовлетворить запрос наших предприятий можно не просто закупкой станков и технологического оборудования, но производством их у себя, создавая совместные предприятия с наиболее передовыми компаниями. При этом повысятся объемы серийного производства, снизится себестоимость продукции, возрастет ее конкурентоспособность. Это позволит, прежде всего, возродить станкостроительную, инструментальную промышленность.

Многие западные компании идут на это. Примером может служить партнерство НПО «Сатурн» с французской фирмой «Снекма», создавших авиадвигатель для самолета «Сухой Superjet-100». Партнеры смогли сертифицировать его и в России, и в Европе. Теперь наращивается серийное производство этого двигателя, снижаются издержки, повышается его конкурентоспособность. Подобные примеры мы видим в ряде проектов, реализуемых в госкорпорации «Ростехнологии», РАО «Российские железные дороги». Теперь задача состоит в том, чтобы придать этому процессу системный характер, сопроводить его законодательным оформлением. Российский рынок большой и на него следует допускать только крупные западные фирмы. Добиваться при этом надо не только увеличения локализации, но и полного трансферта технологий. По этому пути достаточно успешно идет целый ряд стран, в том числе Китай. Не вижу для России причин отставать.


Последнее изменение Суббота, 11 Август 2012 12:17
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена